Мелани Си о воссоединении Spice Girls

Главная поп-сенсация ноября – воссоединение Spice girls. После распада группы в 2001 году Виктория Бекхем, Мел Браун, Эмма Бантон, Мелани Чизхолм и Джерри Холлиуэл практически не общались. И вот вам пожалуйста: на излете 2007-го выходит первый в истории Spice girls альбом Greatest hits, после чего девчонки отправляются в мировой тур. Судя по сообщениям прессы, меньше всего объединяться с товарками по группе хотела Мелани Си. Что же заставило ее передумать? Этот и парочку других вопросов бывшей (и будущей) спорти спайс задала Elle Girl Пиппа Смит.

Elle Girl: Впервые все заговорили о скором воссоединении Spice Girls в 2003 году, после того, как бывшие участницы группы поужинали вместе в «БекингÂмском дворце» (так в Англии называют шикарный дом Дэвида и Виктории Бекхэм. — Ред.)…

Мелани: Нет, тогда об этом даже речь не заходила, мы вообще не говорили о работе, и никто из нас не был заинтересован в воссоединении или выпуске альбома Greatest Hits. Просто Виктория считала позорным тот факт, что мы не общаемся — после всего того, что пережили вместе. Вот она и позвала нас на дружеские посиделки, поужинать и поболтать. Было здорово увидеть друг друга, хотя лично я чувствовала себя немного странно: все впятером мы не собирались в одной комнате на протяжении лет пяти – с тех пор, как ушла Джери. И некоторые из нас за все это время даже ни разу не разговаривали!

Elle Girl: Но все-таки через четыре года после этого события вы соберетесь вместе и поедете в тур по 6 континентам!

Мелани: Таким образом мы хотим сказать «спасибо» нашим фанам – нам кажется, сейчас как раз настало время для этого. Я очень жду, когда мы снова будем вместе. Это может быть раз в жизни – снова стать Spice Girl!

Elle Girl: Это удивительно, ведь именно ты столько раз отвергала саму мысль о воссоединении Spice Girls. Как-то ты даже заявила, что лучше умрешь, чем примешь участие в объединительном туре группы. Что же изменилось? Может быть, вами действительно движет только жажда наживы, как считают злопыхатели?

Мелани: Нет, дело не в деньгах. Просто в этом году многие говорили об объединении Spice Girls, и некоторые девчонки выразили к этому интерес. А я не хотела быть тормозом этого процесса, и чтобы это случилось без меня – тоже не хотела. В конце концов, любая девушка может поменять свое мнение, разве нет?

Elle Girl: Помнится, после распада Spice Girls ты рассказывала, как тебе было тяжело в группе…

Мелани: Я никогда не чувствовала себя своей в группе, мне казалось, что я недостаточно хороша для этого! Я стала настоящей перфекционисткой, тренировалась сверх нормы, репетировала до изнеможения, потеряла слишком много веса. Думаю, что я относилась к работе в группе гораздо более серьезно, чем остальные девчонки. Я определенно была единственной Spice Girl, для которой голос был на первом месте по отношению ко всем остальным вещам. Поэтому я никогда не курила, постоянно распевалась, не ходила тусоваться и не пила, когда мне нужно было выступать. Я хочу стать великой певицей и петь всю оставшуюся жизнь!

Elle Girl: То есть о работе в Spice Girls у тебя остались не самые веселые воспоминания?

Мелани: Ну как сказать? С одной стороны, это была фантастика – многие наши мечты стали явью. С другой – это был очень тяжелый труд. Эта работа заняла всю мою жизнь, я просто забросила и свою семью, и своих друзей. Я была изолирована от людей, которых люблю, и чувствовала себя очень плохо. Это были такие эмоциональные качели: на сцене ты чувствуешь себя на пике эмоций, а возвращаясь в отель, понимаешь, как ты одинока. А еще у меня постоянно были проблемы с едой: сначала я ела мало, потом, когда у меня началась депрессия, я начала есть как лошадь, чтобы успокоиться, и набрала кучу лишних килограммов!

Elle Girl: А почему у тебя началась депрессия?

Мелани: В шоу-бизнесе очень важно выглядеть определенным образом, и это оказывает на тебя колоссальное давление. Даже сейчас я не вполне уверена в том, что выгляжу хорошо. Мне до сих пор кажется, что я не вполне соответствую «требованиям». Но это не идет ни в какое сравнение с тем, как я чувствовала себя раньше, когда у меня была клиническая депрессия и я сидела на таблетках. Это было дико для меня. Я никогда раньше не испытывала депрессиË, потому что всегда была очень позитивным человеком. Но во время миллениума, который я встречала в Лос-Анджелесе со своей семьей, я просто не могла встать с постели и не переставая плакала. Я не понимала, что со мной происходит! Наверное, я просто сожгла себя на фиг, но мне казалось, что я всего лишь устала и нуждаюсь в передышке... Я пошла к врачам в феврале 2000-го, потому что у меня были серьезные проблемы с питанием, а врачи сказали: «Ну, для начала надо вылечить вашу депрессию…» А я им: «Что? У меня депрессия?!» Я даже не могла это осознать!

Elle Girl: Ну а сейчас у тебя все хорошо?

Мелани: Не поверишь: сейчас я чувствую себя счастливее, чем когда-либо в своей жизни. Ну, может, с тех пор, когда мне было 6 лет и я вообще не знала горя! Я нашла любовь (инженер Том Старр, с которым Мелани познакомилась несколько лет назад. – Ред.), я научилась соблюдать баланс между работой и жизнью. И я надеюсь, что дальше все будет еще лучше: мы соберемся вместе, поедем в этот тур... Нужно ведь смотреть вперед с оптимизмом, не так ли?