Давай Клайва, давай!

Вот уже несколько лет подряд англичанин Клайв Оуэн играет роль секс-символа. При виде него у некоторых женщин начинают подкашиваться ноги, а у большинства по телу пробегает легкая дрожь. Он в меру брутален, но при этом невероятно обаятелен. В ближайшее время в российский прокат выходят сразу два фильма с его участием – убойный боевик «Пристрели их» и историческая картина «Золотой век». Риз Эспозито встретилась с Клайвом в Лос-Анджелесе на его красивой вилле.

Хорошо, что меня называют секс-символом. А ведь могли бы и обозвать словом и похуже!

Клайву Оуэну 43 года. Он уже 12 лет женат на актрисе Саре Джейн Фентон, у них две дочери: Ханна и Ева. Его роман с женой начался в театре, где он играл Ромео, а она – Джульетту. Сегодня Оуэн – один из самых востребованных актеров Голливуда, поэтому его семья кочует через океан – то в США, то обратно в Великобританию.

Marie Claire: Мы уже посмотрели «Пристрели их» – это злобная смесь боевика и фантастики. Вы там пачками укладываете плохих парней. Вас не смущает такое обилие насилия?

Клайв Оуэн: Да ладно вам, это же абсолютно киношное насилие, в настоящей жизни такого не бывает! Как в мультиках про Тома и Джерри. Разве можно поверить, что выпавший из летящего самолета человек будет на полном серьезе отстреливаться, а не станет в ужасе орать: «Мамочки-и-и!»? А в кино такое возможно. Это развлечение. Зрелище.

Marie Claire: Ваш герой мистер Смит постоянно жует морковь и даже использует ее в качестве оружия. Вы, наверное, съели огромное количество моркови на съемках?

Клайв Оуэн: Да уж. Говорят, это очень полезно для зрения. Но отвращения к моркови у меня не выработалось. Сегодня утром я даже пил свежий морковный сок.

Marie Claire: В фильме есть эпизод, где вы занимаетесь сексом с Моникой Беллуччи и при этом палите из пистолетов. Вам понравилось?

Клайв Оуэн: О, это было великолепно, только очень сложно. Пришлось много работать над сценой. На самом деле большинство из того, что вы увидите в итоге – компьютерная графика. Но все равно мне было очень приятно оказаться в столь близких отношениях с самой Моникой Беллуччи. О такой постельной сцене мечтает любой артист.

Marie Claire: Вам обещали роль нового Джеймса Бонда, но это место занял Дэниел Крейг. Вам, наверное, очень хотелось сыграть Бонда?

Клайв Оуэн: Глупости! Эта история с Бондом целиком выдумана прессой. Сейчас, когда вся эта шумиха прошла и Бонда, слава богу, нашлось кому сыграть, я могу сказать, что очень доволен тем, что делаю, и ни о чем не жалею.

Marie Claire: Как вам нравится Голливуд? Вы ведь все-таки английский джентльмен...

Клайв Оуэн: Нет, дома я себя чувствую только в Лондоне. А работа может быть где угодно, для этого я готов ехать в любую страну. Иногда люди говорят, будто я сбежал в Голливуд, но это абсолютно не так.

Marie Claire: Не переживайте, теперь вы можете ходить в Лос-Анджелесе на футбол! Вы же любите футбол? Здесь теперь играет Дэвид Бекхэм в команде Los Angeles Galaxy. Вы смотрели их матчи?

Клайв Оуэн: Пока нет, и не знаю, соберусь ли я на их игру. Вообще-то мне интереснее смотреть, как играют английские команды.

Marie Claire: Ваш отец ушел из семьи, когда вам было три года. Вас воспитывала мать?

Клайв Оуэн: Нет, меня воспитывал отчим. Еще вопросы?

Marie Claire: Да просто есть мнение, что актеры идут в эту профессию, чтобы получить то внимание, которого им не хватало в детстве. Вы с этим согласны?

Клайв Оуэн: Я бы так не сказал. Я выбрал актерскую профессию, потому что еще в школе влюбился в театр. Мне нравилось смотреть пьесы и играть в них, и главное – у меня получалось.

Marie Claire: Ваша первая в жизни роль?

Клайв Оуэн: Артфул Доджер в «Оливере Твисте». Потом я узнал, что можно попасть в настоящую труппу небольшого театра, находившегося рядом со школой. Этим театром руководил Майкл Бойд, нынешний худрук Королевского шекспировского театра. Тогда он брал нас в свои пьесы и, естественно, ничего за это не платил, хотя эта работа предполагала гонорар.

Marie Claire: Как вы обычно проводите отпуск?

Клайв Оуэн: По-разному. Все очень зависит от каникул моих дочерей. Летом мы обязательно выезжаем на месяц во Францию.

Marie Claire: За какую провинность вы сильнее всего ругали своих дочерей?

Клайв Оуэн: Это сложный вопрос. Не думаю, что это вообще потребуется.

Marie Claire: В фильме «Золотой век» – продолжении истории о королеве Елизавете Английской с Кейт Бланшетт в главной роли – вы играете сэра Уолтера Рейли. Он же был негодяй! Он был пиратом, он привез в Англию табак и картошку. Я про него миллион книг прочитал.

Клайв Оуэн: У него был роман с Елизаветой? Они были очень близки.

Marie Claire: Трудно быть секс-символом?

Клайв Оуэн: Думаю, что только очень странные люди могут всерьез мнить себя секс-символами, ходить и гордиться этим. Я про себя ничего такого не думаю. Но, знаете, хорошо, что меня называют секс-символом, – а могли бы обозвать словом и похуже.

Marie Claire: А что ваша жена думает по этому поводу?

Клайв Оуэн: Она об этом не думает. Или думает, что это глупо. Она все-таки меня уже давно знает.

Далее вы познакомитесь с видами вечерних причесок