Мой муж Клуни

Да, я, Аликс Жиро Де Л’эн, в здравом уме и твердой памяти отдала руку и сердце самому неотразимому мужчине планеты. Не верите? Стыдно завидовать!

Дело было в сентябре прошлого года в Довиле. Помните? Шабадабада, шабадабада… Мы с Джорджем Клуни встретились на интервью по случаю выхода фильма «Майкл Клейтон». Мужчина, женщина, история любви… А затем я, отчасти в память о фильме Клода Лелуша, а в основном потому, что нужно было готовить лазанью на ужин моей основной семье, отправилась на машине в Париж. Но между мной и Джорджем было нечто большее, чем просто эпизод. Настоящая супружеская жизнь, сконцентрированная в короткие полчаса. Итак, все по порядку.

Мой муж Джордж Клуни — большой романтик

Как и большинство мужчин, Джордж Клуни не из тех, кто так вот сразу предложит женщине выйти замуж. Из опыта общения с мужем всей моей жизни я знала: чтобы убедить актера в том, что я единственная и неповторимая, мне придется изворачиваться и выдумывать все более изощренные аргументы. Через пять секунд после начала интервью я перехожу в наступление: «Мистер Клуни, когда я брала у вас интервью в 2003-м, была война в Ираке, Буш был президентом, нога у вас была в гипсе, вы были не женаты и у вас не было детей. Что с тех пор изменилось?» Джордж, посмотрев на свои ботинки: «Ну, нога пошла на поправку». — «Значит, кроме этого, все осталось по-прежнему?» — «Ну да». — «Извините, но вам требуется помощь». Джордж улыбается, его зубы настолько белы, что кажутся полупрозрачными на фоне загорелой кожи. Он заинтригован: «Ну-ка, ну-ка?» И тут я выкладываю карты: «Вам нужна достойная супруга. Но такая, чтобы не стремилась выйти замуж, потому что вы ведь против брака… То есть она уже должна быть замужем. Кроме того, у нее должны быть дети, потому что от одной мысли об отцовстве вы готовы прыгнуть в костер или проголосовать за республиканцев. Она не должна быть слишком молодой: в ваши сорок пять вас сочтут педофилом. И уж тем более не из гламурной среды, чтобы вы не прослыли банальным «модел факером». Жена с другого континента — дополнительный плюс, вы всегда говорили, что повседневность убивает любовь. Но при этом нужно, чтобы вы знали эту женщину достаточно долго, скажем, года четыре… Да, и если она будет не очень хорошо говорить по-английски, это только к лучшему — все знают, как далеко может завести легкую семейную размолвку богатый словарный запас. Так вот, такая женщина существует. Это…» — «Вы?» — говорит Джордж Клуни, который, надо отдать ему должное, далеко не дурак. «Да», — выдыхаю я. И тогда он произносит фразу в сто раз более восхитительную, чем банальное «Yes I do», принятое на англосаксонских бракосочетаниях. Веселую, полную иронии и предвкушаемой игры фразу «I’m in!» То есть: «Я в деле!» (буквальный перевод «Я внутри» лишил бы это выражение всякой романтики).

Мой муж Джордж Клуни не стесняется меня и представляет друзьям

Итак, я соединилась узами брака с Джорджем Клуни. Теперь я называю его лишь трогательными домашними прозвищами вроде darling и sweetypie и благословляю ту секунду, когда мне в голову пришла идея этой статьи, вызревшая во время долгого путешествия по автобану. Идея, которая позволяет мне говорить «love» самому красивому мужчине мира. Простите мне зацикленность на внешности супруга, но, девочки, в жизни Клуни — это что-то. Особенно когда я задаю ему классический журналистский вопрос типа «Где вы сейчас снимаетесь?» с ласковой концовкой «Georgy baby», и он смеется. А когда Клуни смеется, его черные глаза под великолепными бровями так обаятельно прищуриваются, что мне кажется, все — мужчины, женщины, дети, старики, львы, орлы и куропатки — короче, все живые существа без исключения могут упасть в обморок с мыслью: «Я видел истиную красоту, теперь и умереть не страшно». Ой, о чем это я. Ах да, через две минуты после заключения нашего союза, ассистент принес ему чашку чая. И тут Клуни сказал, указывая на меня: «Meet my wife». Только подумайте, он представил меня своему сотруднику! Он гордится мной! Как настоящий, стопроцентный хороший муж!

1988
1988
1990
1990
1998
1998

Мой муж Джордж Клуни — мастер на все руки

Я не свожу с него глаз. Мы немного говорим о его работе — должна же супруга интересоваться профессиональной деятельностью своей второй половины. Фильм «Майкл Клейтон», в котором он выступает еще и в качестве продюсера, очень хороший, особенно когда через полчаса просмотра, начинаешь наконец понимать, о чем, собственно, речь. Джордж играет роль «фиксера» (от английского глагола to fixe, означающего «чинить», «мастерить»), то есть адвоката, который не защищает своих клиентов, а «подчищает» их промахи. Я глубокомысленно замечаю, что тема «починки» не дает покоя звездам и в Америке, и за ее пределами — все, не исключая его самого, хотят устранить какую-нибудь поломку: спасти планету от глобального потепления, бороться с бедностью и т. д. Он охотно соглашается. «В этом нет ничего героического! Когда достигаешь определенного уровня известности плюс бумажник и самооценка при этом в порядке, возникает вполне естественное желание отдавать». Отдавать? Может быть. Но я почему-то так и слышу: «Вот увидите, на что способен рукастый мужик, если дать ему ящик с инструментами»… Мой муж Джордж Клуни признает, что ремонт в планетарном масштабе — дело благодарное. И в этом он очень похож на мужа всей моей жизни, когда тот поутру отправляется в Leroy Merlin и набивает тележку всяким строительным хламом.