Голая правда о Дите Фон Тиз

У Диты фон Тиз удивительная профессия – она раздевается за деньги, и это никого не шокирует. Она – знаменитость, превратившая стриптиз в самостоятельный и полноценный вид искусства, а громкое замужество за абсолютно сумасшедшим Мэрилином Мэнсоном (с которым она впоследствии развелась) только добавило ей популярности.

Дита одевается, как pin-up girl со старомодных картинок; она не боится играть с фетишами и самозабвенно позирует связанной, в корсете, демонстрируя чисто женское стремление к подчинению.

На головокружительных шпильках Louboutin, в обтягивающей юбке-карандаше – эта красивая женщина расширяет понятия независимости и современности; недавно королева бурлеска создала новую коллекцию суперсексуального белья для Wonderbra.

«Мари Клер»: Вам нравится показывать свое тело?

Фон Тиз: Нет, я никогда не была эксгибиционисткой, но мне нравится фотографироваться в винтажном белье. Когда я была подростком, я любила позировать для своего бойфренда, делать красивые эротические фото. Я всегда хотела оставаться собой. Женщины сегодня так боятся, что их будут воспринимать исключительно как вещь, что мало кто осмеливается делать то, что делаю я.

Она раздевается за деньги
Она раздевается за деньги

«Мари Клер»: Ну да, вы предстаете в образе женщины-вещи. Ведь суть того, что вы делаете, как раз и заключается в том, что вы всячески обыгрываете эту концепцию... Вы чувствуете себя свободной?

Фон Тиз: В Америке мне часто говорят: «То, что ты вытворяешь, – это антифеминизм». И при этом женщины составляют 80–90 % моей аудитории! Для меня быть феминисткой значит делать со своим телом и жизнью то, что хочется. Когда какая-нибудь актриса подписывает контракт на фильм, она заключает договор: сколько долларов будет стоить съемка ее обнаженной груди, сколько обнаженная сцена со спины, крупным планом. А чем это отличается от того, что делаю я? Только тем, что я сама создаю свои шоу и сама устанавливаю тарифы. Не понимаю, почему должна чувствовать себя жертвой.

«Мари Клер»: В Дите фон Тиз осталось хоть что-то от настоящей Хизер Свит (это настоящее имя актрисы. – МС)?

Фон Тиз: Да, она проявляется в моих личных предпочтениях – высокие каблуки, корсет, высокий бюстгальтер, длинные перчатки, чулки. Но когда я фотографируюсь – в образе печальной связанной девушки или страстной любовницы, я играю определенную роль. В сексуальном плане мне не нравится, когда меня связывают.

«Я играю роль – на самом деле мне не нравится, когда меня связывают в постели»
Женщины составляют 80–90 % ее аудитории!
Женщины составляют 80–90 % ее аудитории!

«Мари Клер»: В детстве вы хотели быть похожей на девушек, позирующих для Playboy, – журнала, который вы обнаружили под кроватью вашего отца.

Фон Тиз: В то время в Америке практически у каждого отца была коллекция Playboy под кроватью! Мне больше всего нравились корсеты и чулки. Я в жизни ничего подобного не видела. Девушки были красивые, как pin-up.

«Мари Клер»: Вы утверждаете, что ваш отец ничего не сказал, когда увидел вас на обложке Playboy. Странно как-то, вам не кажется?

Фон Тиз: Тогда я впервые почувствовала, что он меня принимает такой, какая я есть. Но я бы не обиделась, если бы он сказал, что я спятила. Потому что это действительно безумие – фотографироваться связанной и с кляпом во рту на кровати! (Смеется.)

«Мари Клер»: Вы часто говорите, что вы всего лишь простая девчушка из Мичигана. Устаете ли вы от своего pin-up-персонажа, которого постоянно играете?

Фон Тиз: Нет, никогда. Но я просто этим не злоупотребляю. Я могла бы с вами разговаривать наигранно, манерным голоском, но эта игра меня бы утомляла… Мои близкие прекрасно знают, что я простая мичиганская девчонка.

«Мари Клер»: А ваши мужчины видели вас без макияжа?

Фон Тиз: Ну конечно! Я не боюсь показаться без косметики. Я не теряю при этом уверенности в себе, ничего не скрываю. Люди, которые меня впервые видят без косметики, бывают просто потрясены: «Да у тебя вид 16-летнего подростка!» Мне нравится быть маленькой девочкой, но этот образ предназначен только для моей семьи, моих друзей и моего любимого человека.

«Мари Клер»: Какие положительные последствия развода с Мэрилином Мэнсоном вы могли бы назвать?

Фон Тиз: Это не первый разрыв в моей жизни. Но первый публичный. Теперь я знаю, чего хочу от личных отношений.

«Какое-то время моя подруга была моей девушкой. Сегодня я повзрослела, я знаю, что мне нравятся мужчины. Даже при том, что они мне доставили немало бед»

«Мари Клер»: У вас когда-нибудь была связь с женщиной?

Фон Тиз: Да, с моей лучшей подругой в 20 лет. Я только рассталась с парнем, который со мной ужасно обращался. И сказала себе: «Ну, если с парнями так, тогда я буду встречаться со своей лучшей подругой». Я работала в стриптиз-клубе, там были такие красивые девушки, мы часто выпивали... Какое-то время моя подруга была моей девушкой. Сегодня, когда я уже повзрослела, я знаю, что мне нравятся мужчины. Даже при том, что они мне доставили немало бед.

«Мари Клер»: Вы играли в порнофильмах. Вы защищаете порнографию? Не видите в ней ничего плохого?

Фон Тиз: То, что для одних порнография, для других таковой не является. Я говорила скорее об эротических фильмах. Мне очень понравилось сниматься у Эндрю Блейка (американский фотограф и режиссер, снимающий очень откровенные эротические фильмы). Как я мечтала позировать для Playboy, так же я была готова делать все, чтобы сниматься у Эндрю! Эти картины были адресованы женщинам, и снимались там только женщины. Очень качественная эротика. Я снималась у него с удовольствием и, несмотря на заявления некоторых журналистов, я никогда этого не скрывала. Хотите доказательство? Эти фильмы продаются на моем сайте.

«Мари Клер»: Вы даже не скрываете, что увеличили грудь...

Фон Тиз: А зачем? У меня был период в жизни, он длился примерно три года, когда я принимала много наркотиков, экстази, кислоту. Я была такой худой, что у меня и груди-то не было. Я не понимаю, почему на эстетическую медицину наложили табу. Да, я крашу волосы. Да, у меня накладные ресницы, ногти, грудь силиконовая, и что с того? Я считаю, что естественность – вовсе не лучшее, что только может быть. Если есть возможность сделать себя лучше, зачем отказывать себе в этом удовольствии?

«Мари Клер»: Сколько вы зарабатываете в месяц?

Фон Тиз: Понятия не имею. Два шоу, каждое по 10 минут, – это около 70 000 или 100 000 долларов.

«Мари Клер»: Вы финансово независимая женщина?

Фон Тиз: Да, и это делает меня свободной. Могу делать то, что мне нравится. Но мало быть свободной – важнее быть независимой.