Итальянский музыкант прогулялся по Рязани и не испугался мороза

После такого говорить о проекте бессмысленно – точка в беседе о нем великолепна. Но прогулка продолжается, и разговор следует за ней теперь уже у знаменитого рязанского памятника грибам с глазами.

– Почему Борис? Да, совсем нетипичное имя для итальянца, но это – заслуга мамы. Новорожденного меня должны были назвать в честь прадеда, но я был единственным ребенком, а прадедов было двое. Двумя именами детей не называют, и мама решила так: пусть имя вообще не будет итальянским. «Давайте, сказала она, назовем мальчика по-русски. Это будет весьма занимательно!» Она была со страшной силой влюблена в русскую литературу, буквально во все – в сюжеты, в героев, в атмосферу.

Борис верит в себя и утверждает, что не нуждается в талисманах, за исключением пары вещиц, с которыми не расстается.

– Во-первых, у меня есть старинный амулет в виде лиры. Около двадцати лет назад мне подарил его друг и наставник Марк Мерфи – знаменитый джазовый вокалист. С тех пор амулет всегда со мной. А во-вторых, если вы посмотрите на фотографии или видео моих выступлений, то заметите маленького игрушечного кролика со звездой на голове. Это подарок друзей из Москвы.