Интервью

Иван Ургант: женщина должна быть смешливой

12-й стражник

Медийные персоны, как их сейчас принято называть, с трепетом и огромным вниманием следят за тем, что про них пишут в интернете, какие отклики оставляют. И я с большим вниманием слежу. Мне важен сам факт отклика, и не важно, позитивный он или негативный. Главное – что что-то человека задело. Приятно читать отзывы, когда чувствуешь, что человек, прежде чем написать, что-то подумал. Всегда есть люди, которым что-то не нравится. А бывают такие, которым ты страшно не нравишься, но они все равно очень внимательно смотрят. В любом случае приятно, что такие люди есть, что они смотрят нас. Я же никогда раньше за этим не следил. Приходил два раза в неделю на программу «Прожекторперис­хилтон» и забывал про все, как только выходил из студии. На «Большую разницу» точно так же приходил и уходил. А теперь все по-другому, я, как продюсер программы, чувствую за нее ответственность, переживаю за нее. Рейтинги изучаю. А это дело непростое. Там, оказывается, есть много-много разных факторов. Рейтинг программы может зависеть и от программы, которая шла до нас, от погоды может зависеть… От того, кто у нас в гостях.

Иван, мы с вами разговор начали с театра, им и закончим. Ваша самая первая роль – роль стражника № 12 в «Макбете». Если бы вам сейчас вдруг предложили вновь его сыграть, вы бы его каким сделали?

Вам врать не буду. Как мне приятно, что та самая бомба, которую мы заложили, когда писали мою биографию для сайта…

Этого не было?

Нет, конечно, я играл стражника, но номера у него никакого не было. Номер мы придумали просто так. Каким бы я его сыграл? Да я не играл его тогда… Недавно прочитал книгу Эдуарда Кочергина, главного художника БДТ, и понял, насколько я, свинота, относился без должного уважения к тому заданию. Я просто выходил на сцену, что-то там делал и издалека смотрел на Алису Бруновну Фрейндлих, которая, к счастью, меня не замечала, и поэтому никакого негативного влияния моя игра на ее исполнение не оказывала.

Ее у вас в гостях не было?

Это одно из моих желаний – пригласить сюда ее и Олега Басилашвили. Знаете, как-то его дочь Ксения Басилашвили написала, что город Петербург не может отопить квартиру, где живет Олег Валерианович… А поскольку он не только великий актер, но и очень скромный человек, он не может прийти и, ударив кулаком по столу, сказать: «Я – Басилашвили, что вы тут себе поз­воляете?!» И в такие моменты становится стыдно.

Что вы хотите? У нас у президента ржавая вода из крана идет…

Да! И поэтому наша с вами цель – помочь Олегу Басилашвили и президенту.

А вы сами скромный человек? Вы можете прийти и, ударив кулаком по столу, заявить: «Я – Иван Ургант»?

Нет. Я пока так не делал и, надеюсь, никогда не сделаю.