Эксклюзивное интервью с Ильей Лагутенко

«Я понимаю, что Владивосток – не рай на земле, но это мой город, и мне приятно, что о нем знают».
«Я понимаю, что Владивосток – не рай на земле, но это мой город, и мне приятно, что о нем знают».

– У вас еще есть 22-летний сын. Илья с сестрой общается?

– Да, они встречаются. Илья хорошо относится к Вивуше.

– Ваше отношение к дочке и сыну разное?

– Когда родился Илья, и время было другое, и я другой. К тому же к мальчику и девочке всегда относишься по-разному!

– Но если дочь начнет хулиганить, за ремень возьметесь?

– Что вы! Это же девочка! Зато как подумаю о ее будущих женихах, заранее начинаю переживать и ревновать.

– Наверняка вы слышали о ситуации, когда приемная американская мать вернула в Россию усыновленного в Партизанске Артема Савельева.

– Знаю. Это ужасно! Мне вообще страшно слышать об оставленных детях, тем более о том, что кто-то их может вернуть, как посылку… Про это даже трудно говорить.

– А вы бы могли взять ребенка из детдома?

Новый альбом называется «Редкие земли» – как роман писателя Василия Аксенова.
Новый альбом называется «Редкие земли» – как роман писателя Василия Аксенова.

– Наверное... да. Вообще детей должно быть столько, сколько потянет отец семейства.

– Когда-то вы признавались, что не читали книг Туве Янсон о муми-троллях. А если дочь прочтет эти сказки и спросит, что будете делать?

– О! Я основательно подготовился к дочкиным вопросам. Дома у меня стоит подарочное издание про Муми-тролля, кроме того, однажды в Великобритании я наткнулся в магазине на полную версию (200 серий) польского мультика про этого персонажа – и тоже купил. Так что меня врасплох уже не застанешь, я во всеоружии!

Читайте далее: «Редкие земли» - новый альбом «Мумий Тролль»