Как снимали первых «Мушкетеров»?

Боярский
и Хилькевич:
работа над ролью.
Боярский и Хилькевич: работа над ролью.

Пробы

Режиссер Юнгвальд-Хилькевич получил заказ на съемку кинофильма о трех мушкетерах от Госкино в 1978 году и приступил к пробам.

На роль Атоса помимо прочих претендовал Василий Ливанов. Он дважды появлялся в Одессе на пробах – по словам режиссера, прекрасных, но безрезультатных. В какой-то момент Ливанов окончательно перевоплотился в Холмса и исчез. После долгих уговоров на роль Атоса согласился Вениамин Смехов.

Кастинг проходил трудно. Смирнитский (Портос) появился с загипсованной ногой и притом довольно худым по комплекции. Тем не менее он обставил всех своих более упитанных конкурентов. Художник картины Лариса Токарева сшила для Портоса ватный костюм для придания тучности фигуре. «Это было ужасно! – вспоминает актер. – Я чувствовал себя хоккеистом на лошади!»

На роль леди Винтер утвердили было Елену Соловей, но она неожиданно обнаружила себя в интересном положении. Режиссер обратился к новой претендентке – Маргарите Тереховой. «Мы надели на нее шифоновую кофточку. Без лифчика. Впервые в истории советского кинематографа в кадре была видна женская грудь не в течение одного стыдливого момента, а практически постоянно».

Госкино требовало отдать роль Констанции Ирине Алферовой, чью красоту Хилькевич не ценил, а голос и слух презирал. Он был вынужден подчиниться, но лишил Алферову голоса: песни и реплики Констанции были озвучены Анастасией Вертинской. Игорь Костолевский отказался от роли Бэкингема в знак солидарности с несостоявшейся Констанцией – Евгенией Симоновой, поэтому на роль заморского плейбоя был взят Алексей Кузнецов.

Поддельное «бургундское»
сами мушкетеры тайком
заменили на настоящее вино.
Поддельное «бургундское» сами мушкетеры тайком заменили на настоящее вино.
Сцены
фехтования
вызывали
наибольшее
веселье.
Сцены фехтования вызывали наибольшее веселье.

Закончились пробы, как положено, дракой в трактире. Рассказывает режиссер: «Когда пробы были утверждены, все пошли отмечать. Жара стояла дикая, а в кафе была комната, обложенная льдом. И мы туда заходили остыть после танцев. Остыл я после очередного па и вышел в зал. Смотрю: Дунаевский стоит, а его какой-то мужик к стене прижал и сует кулак в бок. Оказывается, Дуня пристал к его девушке. Я увидел, что моего композитора убивают, и бросился на помощь. Заехал бандиту по зубам. Макс тут же сбежал, а я остался. И тут начали мочалить меня. Их-то двое, а я – один. И вдруг в тот момент, когда мне в зубы залепили, откуда ни возьмись выскочил Боярский. И враги побежали! Как в фильме. И тут появляется Макс Дунаевский: «Где они? Сейчас я...» Ну прямо Планше из романа Дюма». Боярский сегодня лишь признает, что «какая-то возня возле холодильника была». Но один из своих усов актер потерял не в драке...