Кинокумиры Франции: новая волна

В Каннах, где картина взяла Гран-при, приз за лучшую мужскую роль пророчили Тахару Рахиму, но ее получил актер-полиглот из фильма «Бесчестные ублюдки».
В Каннах, где картина взяла Гран-при, приз за лучшую мужскую роль пророчили Тахару Рахиму, но ее получил актер-полиглот из фильма «Бесчестные ублюдки».
Кадр из фильма «Пророк».
Кадр из фильма «Пророк».

– Жак Одиар управлял вами на площадке или доверял вам, позволяя самим раскрывать роли?

Тахар: 50 на 50. Если бы он не помогал нам и не управлял, то вряд ли бы мы смогли на 100% показать себя. Я бы назвал его стиль работы с актерами доверием, контролируемым требовательностью. Он не говорил: «Парень, ты крутой, делай, что хочешь», он направлял нас. У Одиара есть эго режиссера, собственное мнение, но в тоже время на площадке он дает актеру пространство, в котором актер, в свою очередь, делает все возможное, чтобы помочь Одиару.

Реда: Жак вложил всего себя в «Пророка», почти разделся на наших глазах. Мы делали то же самое.

– Какими были ваши первые ощущения от просмотра фильма?

Тахар: Первые 15 минут я, конечно, смотрел, как выгляжу в кадре, как лежат волосы и на прочую ерунду, но потом фильм полностью меня поглотил. И я впервые увидел не себя, а актера, персонажа. Такого не было, когда я снимался в сериале.

«Если актер признается себе, что он секс-символ, это отдаляет его от истинного предназначения, от реальности и от людей тоже».

Реда: Впервые мы смотрели его со съемочной группой в маленьком кинотеатре – тихий звук, небольшой экранчик… Когда фильм закончился, я почувствовал как будто ангел пролетел – есть такое выражение.

Тахар: А вот мне показалось, что он там постоянно над нами летал (смеется). Фильм так нас впечатлил, что когда мы вышли из зала, первые минуты просто молчали.