Кирилл Готовцев: умные женщины – это «прелесть какие дурочки»!

Ведущий мужского кулинарного шоу «Готовит Готовцев» на канале «Перец» провел несколько активных дней в Екатеринбурге. За это время он накормил горожан шашлыком на мастер-классе, прокатился по уральским лесам на внедорожнике и рассказал «Телесемь», как найти путь к сердцу мужчины.

Шовинизм – это здравый смысл

– Кирилл, мужчины готовят лучше женщин?

– Нет, не лучше и не вкуснее, просто по-другому. Мужчины и женщины воспринимают один и тот же рецепт по-разному. Для женщин – это точные и конкретные рекомендации. Для мужчин же – инструкция к тому, чтобы подумать, как блюдо можно сделать попроще. Мужчина – раздолбай, ему лениво делать по правилам, и он делает так, как ему удобно, ничего не вымеривает, не взвешивает. Единственное мерило мужчины на кухне – это стакан. Все, что меньше, – льется на глаз.

– Зачем мужчины заставляют своих женщин готовить, если они сами умеют?

– Ну, потому что мужчине нужно делать еще много всего, например, работать и приносить деньги в дом. Но мне не очень нравится ваша формулировка: что значит «заставляю жену»? Она может иногда не готовить! Я и сам могу прийти и накормить себя. У меня два сына, и это нормальная ситуация, когда я вечером прихожу домой, и есть детская еда, а на меня приготовить не успели. Не вижу в этом трагедии. Жена – живой человек, ей много всего надо успеть сделать. Ну а если она совсем перестанет готовить, тогда чем же она вообще будет заниматься?

– Но женщины тоже работают…

– У меня есть странное убеждение, что мужчины на работе выкладываются больше. Я просто знаю, сколько вкалываю я и сколько вкалывают девочки у меня на работе. И если я заставлю их работать в том же объеме, что и я, они, наверное, сдохнут. Потому что они маленькие и слабые. А с другой стороны, есть традиционные гендерные роли, по которым не предполагалось, что женщина ходит на работу. Она занималась домом, а мужчина – обеспечением дома – охотой, работой. В итоге, когда женщина стала еще и работать, ее традиционная роль никуда не делась. Но если не получается совмещать, то нужно выбирать. Я искренне считаю, что семья важнее работы.

– Это и есть мужской шовинизм…

– Да, это рациональное приятие гендерных ролей. Хотим мы этого или нет, но есть социальные роли, которые зашиты в культуре. Мы объективно разные, у нас по-разному устроены организмы, и бессмысленно это игнорировать. Мужчина хорошо думает, а женщина хорошо понимает. Мужчина сильнее, крепче, более упрямый. А женщина может быть слабой, но когда включается ее инстинкт самки, абсолютно бесстрашна. Мне говорят: «О, да ты шовинист! Ты считаешь, что женщина этого не может, а мужчина может, а на самом деле ведь они равны!» Отвечаю: «Да, я шовинист. Я не говорю, что они не равноправны, я говорю, что они разные. Но это не значит, что кто-то из них лучше, а кто-то хуже». Например, бессмысленно упрекать женщину в том, что она плохо водит машину. Это как мы ругали бы рыбу за то, что она плохо ходит по суше. Потому что правила дорожного движения и то, как устроено дорожное движение, придуманы мужчинами. Для женщины дорога – чужеродный объект. Она может научиться с ним справляться и делать это очень хорошо, но ей никогда не будет там комфортно. Это надо понять, принять и смириться – она ведь находится в нетипичной для себя ситуации. Да, это шовинизм, но здравый смысл этого рассуждения отменить невозможно.