Интервью

Хабенский: «Отрастил бороду, чтобы спать на час дольше»

Усталость и рутина – это смерть для актера

Почему вы решили отрастить бороду? Захотелось сменить имидж?
Константин Хабенский (Konstantin Khabensky)

В июле этого года я начал сниматься в 16-серийном фильме «Метод» и с тех пор не выхожу из образа. Решил отрастить бороду, чтобы не клеить накладную каждый день – сберечь час, а то и полтора, для сна, обычно они уходят на грим. Я решил, что чем хуже и неухоженнее я буду выглядеть, тем интереснее получится мой герой – следователь. Характер у него, прямо скажем, не сахар. Да и вся история очень жесткая – смесь «Настоящего детектива» и «Декстера», но основанная на наших реалиях. Суть фильма – не в крови и насилии, а в том, что только из-за того, что в свое время мы отвели глаза, промолчали, все вокруг нас так и происходит.

Внешний вид вашего персонажа – борода, кепка, плащ – это вы придумали? Насколько для вас вообще важен костюм, какие-то детали для создания образа?
Константин Хабенский (Konstantin Khabensky)

Костюм любого героя должен: а) не мешать и б) помогать. Он создавался сначала на бумаге. Грима было минимум, мы сразу договорились, что будет борода. В ней неухоженность, сохранение тепла и некая закрытость.

Фильм «Багровый пик»: образы героев в деталях
Подробнее
У вас очень напряженный график – съемки в кино, спектакли. Как справляетесь с такой огромной нагрузкой?
Константин Хабенский (Konstantin Khabensky)

Еще в театральном институте я освоил задание на расслабление и иногда даже делал его, сидя на занятиях, позволял себе заснуть на три-пять минут. Эта техника мне очень помогает до сих пор. Несколько минут сна в паузах на съемочной площадке придают огромное количество сил.

Бывает, что отказываетесь от ролей?
Константин Хабенский (Konstantin Khabensky)

Мне повезло – моя медийность дает мне возможность сказать, что устал, мне нужно отдохнуть. Иначе эта усталость превратится в рутину, а рутина в театре или кино – это смерть. Когда Александр Прошкин снимал «Доктора Живаго», он приглашал меня, но я понимал, что у меня нет никаких сил, и мне пришлось отказаться. Хотя потом я об этом, конечно, жалел.