Константин Хабенский: я не гонюсь за тем, чтобы студий было как можно больше

В Тольятти актер рассказал, чем жертвует ради своих студий и когда студийцам ждать друзей Хабенского. Если местные спонсоры не подведут.

Этим он поделился на пресс-конференции, которая состоялась по случаю торжественного открытия в нашем городе Студии творческого развития детей. Woman`s Day публикует ответы на наиболее популярные вопросы.

Как попасть в Студию Хабенского? (Такие вопросы стали поступать сразу же после того, как закончились прослушивания и студия начала работать.)

– Пройти прослушивания в следующем году. Сейчас набор сделан.

О мечтах через студию Хабенского и его самого попасть в профессию

– Я не продюсер, я не занимаюсь перевозом, тем более детей, из одного города в другой. Талантливые дети есть везде, талант проявляется в работе, в работе и еще раз в работе. Талант не может куда-то улетучиться. Все ребята, которые сегодня занимаются в студии, потом, кровью, энергией и упорством доказали свой талант. С теми кто, на наш взгляд – в первую очередь педагогов на местах и в последнюю уже на мой взгляд, – действительно Господом Богом поцелован с точки зрения актерской профессии, с ними мы ведем разговор. Разговариваем и с их родителями, потому что у родителей могут быть совсем другие планы. А в самую первую очередь, ребенок, который занимается в студии, сам понимает, насколько все это непросто. И сам уже делает свой выбор.

В наших студиях занимается 2,5 тысячи человек. В этом году у нас было 200 выпускников. Из них 8 человек (из 200! Я считаю, это наша огромная победа) поступали, 6 поступили с лету. Это люди, которые понимают, куда они идут и зачем.

Почему там не готовят в театральный

– Мы не готовим молодых людей для поступления в театральные вузы страны. Наша задача – выпустить из студии молодых людей, с которыми было бы интересно, которые могли бы общаться на нашем с вами языке, помимо языка интернета, сленга, помимо всего-всего-всего, перед чем они поставлены на сегодняшний день. Почему для преподавания в студии выбраны театральные дисциплины – пластика, художественное слово, актерское мастерство, а не другие? Потому что ничего другого я предложить не могу. Если бы я был технарем или математиком или занимался бы медициной, то, может быть, через какие-то другие инструменты находил подход. Но так как я работаю в сфере театра и кино, то я предполагаю, и время показывает, что я не ошибаюсь, что через наши актерские дисциплины мы можем вскрыть тот творческий и человеческий потенциал, который есть в ребенке.

Как пришла идея создания студии

– Изначально у меня была идея помочь моим возрастным коллегам на периферии как можно дольше чувствовать себя нужными. Это можно было сделать только предлагая им конкретную работу. Так родилась форма, когда мои коллеги, многие из которых уже никому не нужны, приходят и занимаются с детьми.

Потом выяснилось много разных обстоятельств: не все могут, а зачастую не все хотят. Те, кто может, подключились. Но это оказалось востребовано в разных возрастных эшелонах нашей профессии. Так сложился педагогический коллектив наших студий, где сегодня преподают люди в возрасте от 23 до 81 года.

Потом это все уже переросло в некий социальный проект. Мы не отрываем детей от интернета, не разгоняем с улицы: хотят гулять – пожалуйста, одно другому не мешает. Мы начали им транслировать на наших занятиях в студиях, что есть еще и такой мир, и там чертовски интересно быть, придумывать и жить этим миром, это еще одна возможность проявить себя.

Я сам не предполагал, что все это выльется в такую достаточно большую историю. Вы думаете, я гонюсь за тем, чтобы как можно больше было студий по стране? Нет. Потому что я отвечаю за каждую студию. Каждая студия – это мой выходной день или отказ от какой-то другой работы и т. д. и т. п. Я не горю желанием, но если город приезжает… Извините, что я так пафосно говорю: «город приезжает ко мне». Челябинск, например, ждал открытия студии 9 месяцев. Мы объясняли, что у меня просто нет времени приехать. Они честно ждали, были готовы и по помещениям, и по финансам, и по составу. Мы приехали, они открылись. Тольятти тоже ждал. Я не горю. Но когда у людей есть желание, естественно, мы берем и делаем.

О мастер-классах звездных друзей

– Пользуясь некоторыми знакомствами, личной ситуацией, да, действительно, я прошу коллег, которые ведут достаточно активную театральную творческую жизнь по стране, если они оказываются в городе, где существует студия, подарить час своей жизни студийцам. Чтобы студийцы могли показать что-то на суд моих коллег и задать правильные, нужные вопросы. Но для этого студия должна быть готова. Это значит, что она должна просуществовать хотя бы 3–4 месяца, быть в рабочей форме. Все должны познакомиться друг с другом, понять, для чего они сюда пришли, лишние должны уйти. Много-много вопросов должны быть решены. Некоторые студии мы держали порядка года, чтобы они встали на правильные рельсы и начали работать, прежде чем запускать к ним гостей. Гость должен приехать и после часа общения не бежать как проклятый из студии, а позвонить мне (не я звоню, а он сам мне звонит): да, был, и хочу прийти еще. И так происходит. Студийцы должны удивить и потрясти гостя, а не он их.

Об учебе у детей-студийцев

– Я пока еще обучение свое не окончил. Если бы мне было неинтересно, я бы этим не занимался. Я не реализую какие-то свои амбиции. Мне просто это чертовски интересно. А интересно может быть тогда, когда сам чего-то набираешь и добираешь. Это и есть процесс обучения. Да, есть дети, которые меня приятно удивляют. И их много. Но хочу сказать, что обучение – процесс небыстрый. Для одних он занимает месяц-два, полгода, для других растягивается на года. Это еще зависит и от нагрузки, которую предлагают педагоги, и от атмосферы, которая создается в студии.

Почему студия открылась в Тольятти, а не в Самаре

– Инициативная группа города Тольятти подтвердила и желанием, и техническими возможностями то, что студия должна быть именно в Тольятти. Инициативная группа из города Самары еще не подтвердила ни желанием, ни возможностями, чтобы такая студия существовала в Самаре.

Инициативная группа, о которой говорит Хабенский, это «несколько родителей, чьи дети и занимаются сейчас в студии» – так сформулировала ответ Юлия Круглова, одна из тех инициативных родителей.

Условия, которые необходимо было выполнить для появления студии Хабенского в нашем городе, были такими: помещение, его площадь (не менее 100 кв. метров), педагоги – люди в профессии и оплата их труда в течение учебного года. Инициаторы нашли все, в том числе спонсоров, которые оплачивают работу 11 из 15 педагогов: «Ловчий», РА «Время», бар-клуб «Штаны», типография «Печатник», инжиниринговая компания «Геоника». 4 ставки оплачивает мэрия – об этом сообщил мэр.

– Если в следующем учебном году спонсоры не смогут поддерживать студию, значит, там будет работать 4 педагога, работу которых оплачивает департамент образования. Этого будет достаточно, – сказала Круглова, отметив, что были просчитаны минимальный и оптимальный варианты работы Студии.

Координатор проекта Евгений Гуров пояснил, что Фонд Константина Хабенского финансово никак не участвует в работе тольяттинской Студии, он оплачивает лишь визиты актера в Тольятти и проведение фестиваля, «что уже немало».

– Первые студии мы открывали на свои. Но желающих много, поэтому сейчас города, которые хотят, чтобы у них открылась Студия творческого развития детей, изыскивают свои возможности. Так было в Нижнем Новгороде, Челябинске, теперь вот в Тольятти. На очереди Сочи, заинтересовалась Самара, – рассказал Гуров.

Случаев, чтобы через год спонсоры отказались от поддержки проекта и студия закрылась, пока не было, – признался он.