Литература и Интернет: ближе к читателю

Очень любовный роман с читателем

Писать книгу-пародию, основанную на всех штампах жанра, Элла Дерзай сама не собиралась
Писать книгу-пародию, основанную на всех штампах жанра, Элла Дерзай сама не собиралась

Элла Дерзай, человек и солипсистка (именно под таким ником писательница известна в ЖЖ), создала нашумевший роман «Диана, дьявол и судьба», состоящий из одних любовных штампов, вместе с читателями своего ЖЖ.

«Книгу «Диана, дьявол и судьба» (она же «Очень любовный роман») мне заказало издательство LIVEBOOK. Сама я писать такую книгу-пародию, основанную на всех известных штампах жанра, не собиралась! Сразу же возник вопрос: а смогу ли я вообще? Ведь это сложно, и не факт, что у меня — известной зануды — все получится задорно и весело. Потому я с разрешения издательства стала выкладывать первые главы своего шедевра в Живом Журнале, чтобы по реакции публики понять, стоит ли писать дальше.

Оказалось, что стоит. Читатели были в восторге уже от самой первой главы, активно комментировали, оставляли в своих блогах ссылки на текст. По мере появления новых глав стали давать советы, присылать курьезные выдержки из других любовных романов, придумывать новые подробности и сюжетные линии. А иной раз я сама обращалась к кому-нибудь из друзей за технической консультацией, и они меня просвещали в прямом эфире. Один из приятелей рассказал, каким должен быть автопарк главного героя. Так в гараже Джейка оказались пять разноцветных «Кашкаев» для будних дней, «БМВ» для субботы и воскресный «Майбах».

Очень порадовала меня история с выбором имени ребенка Дианы. Его изначально планировалось назвать Джошуа (это очень популярное имя для младенца в любовных романах), и вдруг одна девушка мне написала: «А появится ли ближе к финалу маленький Джошуа?» После этой ремарки малыш Джошуа обрел крестную мать из числа моих френдов. Многих из тех, кто как-то участвовал в создании романа, я поблагодарила на последних его страницах. Ведь все они если не соавторы, то по крайней мере музы!»

«Я стала выкладывать первые главы в ЖЖ, чтобы по реакции публики понять, стоит ли писать дальше»

Всем выйти из метро!

Роман Дмитрия Глуховского «Метро 2033» правили военные и метростроевцы
Роман Дмитрия Глуховского «Метро 2033» правили военные и метростроевцы

Фантастический роман Дмитрия Глуховского «Метро 2033» о сложном выживании людей после ядерного взрыва в уцелевшем метрополитене сначала появился в свободном доступе в Интернете. Однако это не помешало роману позже разойтись огромным тиражом уже в книжном виде. Недавно Глуховский запустил новый проект «Метро 2034» — на сайте www.m2034.ru.

«В моих романах читатели добровольно берут на себя роль редакторов. Я описываю вещи, в которых мало кто разбирается на сто процентов: последствия ядерного удара и планировка секретных веток московского метро, например. Но среди читателей есть и профессиональные военные, и метростроевцы. Они могут заметить ошибки, поправить неточности и т. д. Все мои книги выкладываются в Живом Журнале (dglu.livejournal.com). Это оптимальная для меня возможность взаимодействия с читателями. На каждую новую главу книги я получаю несколько сотен комментариев. Могу проводить опросы, пытаться понять, чего именно от меня ждут читатели. На крайний случай — заимствовать одно из читательских предположений в качестве сюжетного хода. Но такое бывало только раз или два. «Метро 2033» в Сети прочли более полумиллиона человек, а сайт www.m2034.ru только за первую неделю собрал 50 000 посетителей. И у каждого свой взгляд на то, как будет развиваться сюжет. В определенный момент понимаешь, что всем не угодить, и перестаешь пытаться понравиться. Но главное, что дает мне как автору интерактивность книги — возможность подзарядки энергией читателей. Творчеством любой человек занимается ради обратной реакции. Никто не согласится всю жизнь писать в стол. Публикация в Интернете в режиме реального времени не дает расслабиться, держит в нужном настроении. У тебя появляется ответственность перед тысячами людей, которых ты уже втянул в эту авантюру и боишься разочаровать».

«Всем не угодишь, но главное, что дает интерактивность книги — возможность подзарядиться энергией читателя»

В одном «Большом городе»…

Интерактивная колонка Таты Олейник измеряла этическую температуру общества
Интерактивная колонка Таты Олейник измеряла этическую температуру общества

Заместителю главного редактора мужского журнала MAXIM Тате Олейник по должности положено знать, чего хочет читатель, даже если сам он об этом еще не догадывается. В свободное от основной работы время Тата получила возможность напрямую убедиться, за что голосует народ.

«Я какое-то время вела в журнале «Большой город» колонку с «интерактивной начинкой». Рассказывала читателям некую ситуацию и просила их решить, как поступить герою: идти налево, направо, жену терять, коня купать. Читатели голосовали. Колонка утомляла меня чрезвычайно, казалась слишком формальной — хотя определенное зерно смысла в ней, конечно, присутствовало. Это был такой маленький термометр, который измерял этическую температуру общества: чувствует ли оно еще разницу между «хорошо» и «плохо» или волшебный друг телевизор уже размыл все устои до основания. (Надо сказать, что практически ни разу читатели не проявили себя ни людоедами, ни стяжателями, ни мерзавцами — наоборот, всегда голосовали за самый высокоморальный из вариантов, даже если он был совершенно утопический.) Для газеты или журнала интерактивные рубрики — стандартный метод. Но писание книг в таком формате кажется мне затеей натянутой. Литература, передача информации графическим методом — это и так самый интерактивный из видов творчества. Я как автор могу написать: «Он пил чай из большой синей кружки», а все остальное вы делаете сами. ОК, я могу не поверить в вас и расставить еще больше маршрутных колышков, написав: «Он печально пил янтарно-желтый, пахнущий сеном и яблоками чай из большой фаянсовой синей кружки с выщербленной ручкой», — но все равно представлять себе вкус чая, процесс питья и эту чертову чашку вам придется самостоятельно. Текст — это ведь даже не рельсы, по которым авторский паровоз, пыхтя, тащит вагончик читателя. Это — поле, по которому каждый волен бежать, куда хочет. В лучшем случае писателю удается лишь намекнуть о своих идеях и принципах да рассказать пару анекдотов. Интерактивность в римском цирке была значимой — палец вверх или вниз менял всю драматургию. А в литературном произведении это просто никчемная финтифлюшка, нужная ему как рыбке — подгузник».

«Я как автор могу написать: «Он пил чай из большой синей кружки», а все остальное вы делаете сами»