Фото

Юлия Пересильд: «Мы столько не знаем про Гурченко»

— Поначалу я долго отказывалась от этой роли, поскольку считаю, что байопики не лучшая затея, – говорит Юлия Пересильд. — Но согласилась, когда узнала, что фильм снимается по ее книгам. Прочитав их, подумала: «Сколько же всего про Люсю мы не знаем!» Хотелось бы, чтобы зрители поняли, с каким адским трудом этой актрисе, которую обвиняли в чрезмерной легкости, давался каждый кадр. Ей ставили в упрек испорченные отношения с дочерью, матерью, это тоже вытащено из контекста и утрировано. Хочется рассказать о Люсе то, что она сама о себе рассказывала.

А что касается личных впечатлений… Я видела ее в спектакле «Паб» братьев Пресняковых. Это был шок; она, конечно, умела эпатировать. В одной из сцен делала так: «Ха!» – и резко расстегивала одежду на груди, а под ней, видимо, была силиконовая накладка. До сих пор помню, как у всего зала в этот момент перехватило дыхание…

Я стараюсь создать образ женщины-актрисы. Хочется рассказать о нашей профессии с другой стороны, показать, сколько жертв приносится на этот алтарь. Мало кто знает, что, например, в фильме «Мама» Люся доснималась с таким переломом ноги, с каким люди вообще не встают с больничной койки. Теперь смотрю этот фильм и, зная приблизительно, когда произошел перелом и какие съемочные дни остались, вижу: козлят посадили так, чтобы сломанной ноги не было видно. А она сидит и поет…

Наверное, это единственное, в чем мы с Люсей похожи: я так же фанатично отношусь к профессии. Если хочешь, чтобы роль получилась, нужно вынести мозг всем в съемочной группе, испортить настроение милым людям. А потом скажут: какой у тебя тяжелый характер. В этом смысле я Люсю хорошо понимаю.