Людмила Чурсина: «Я всегда уходила первой»

На днях актрисе театра и кино исполнилось 75 лет. «Многое из того, что я хотела, не сделала, и это уже не наверстать. Но стараюсь ни о чем не жалеть», – говорит Чурсина.

— Учиться никогда не поздно, учиться нужно и в последнюю секунду, но… Я хотела быть балериной – не получилось. Хотела петь – не получилось. Хотела по молодости, знаете, большая семья, дети… Не получилось! Да, есть то, о чем уже бессмысленно жалеть. Нужно быть честной с собой. Зато я научилась анализировать свои поступки и извиняться, прощать. С трудом этому учишься. Меня спрашивают: вы верующая? Всегда говорю: я на пути к вере. Это работа над собой и понимание того, что мы так коротко живем, что если кого-то обидели, непременно нужно признать и повиниться.

Если покривить душой, то только чтобы не ранить близких

— Во всякую роль, даже если она совсем небольшая, я привыкла вкладывать душу и силы – настолько, насколько отпущено мне таланта. Иначе просто не стоит браться. Огля­дываясь, не могу решить, какая же из моих работ была самой важной, главной… Быть может, она еще впереди? Вообще, считаю, что главная роль по жизни – это быть человеком. Хочется, конечно, не играть вовсе, но не выходит. Мы же знаем: «Весь мир – театр». Подчас каждый день примеряем роли намного сложнее, чем на сцене. К примеру, так называемая ложь во спасение – не хочешь, а покривишь душой, чтобы не ранить близкого.

Бывшая невеста Телегина подает на него в суд
Подробнее

Сложно дать определение понятию «предательство». Для кого-то это та самая ложь во спасение, для кого-то – норма. Однако, если понимаешь, что твои действия могут навредить человеку, нужно уметь остановиться. Не люблю, когда нарушают договоренности, не выполняют обещаний, от которых зависят важные жизненные моменты. Это тоже предательство.

Не обременять других своими проблемами

— Я редко обращаюсь к кому-то за советом. Большинство из моих близких друзей уже ушли в другой «театр», на небеса. Да и сегодня у всех настолько много своих заморочек, сложностей и всего прочего, что обременять их своими «кишечными заболеваниями» не очень удобно.

Когда мамочка была жива, я могла делиться с ней, но только в том случае, если была уверена, что это не огорчит ее. Сама я тоже нечасто даю советы близким, хотя и обращаются за ними. Ведь, чтобы советовать, нужно быть настолько опытным, мудрым, видящим наперед. Это сложно.

Первым мужем Людмилы Чурсиной был режиссер Владимир Фетин («Полосатый рейс», «Сладкая женщина»), второй муж – ученый-океанолог, третий муж – дипломат Игорь Андропов (сын генсека ЦК КПСС). Детей нет

Всю жизнь совершенствовать характер

— Ни один мой день не проходит без благодарения Богу, что этот день он мне подарил. Да, я не всегда с пользой и праведно провожу время. Порой перед сном начинаешь самой себе исповедоваться: это не выполнила, это нарушила. Но главное – признаться и постараться исправить. Вообще, характер закладывается ровно до семи лет. Причем только примером родителей и окружающих. Слова – вода. Поэтому важно, получит ли человек такое воспитание, чтобы понимать, что всю жизнь надо наблюдать, совершенствоваться, пытаться! Конечно, если у него одна извилина, на которой он сидит, разделяющая, простите, левую и правую половинки, то, видимо, все разговоры бесполезны. А если понимает, что в детстве это пропустил, этому не внял, тут надо наверстать, есть шанс, что он сам себя сделает лучше.

Не стремиться никого переделать

— То, что трудно переделать самого себя, – это одно. А другого – практически невозможно. Из браков я всегда уходила первой, потому что ситуация, как в романе Толстого «Анна Каренина», когда супруги «продолжали жить в одном доме, встречались каждый день, но были совершенно чужды друг другу», кажется мне безнравственной. В любви, в браке – только понимание и смирение. Или осознание какого-то предела. Если есть что-то непреодолимое, то необходимо расставаться.

А в дружбе важно встать на место другого, попытаться сообразить: а почему человек так делает и думает? В нашей профессии это называется «анализ и фантазия» по поводу героини. Ну, а жизнь – это тоже творчество.

Валерий Меладзе: «Мамы у моих детей очень строгие»
Подробнее

Отступаться от своего лица бесполезно

— Все чаще замечаю в себе то, что взяла от родителей. Здесь интонация мамина, тут папина поза. У папы был взрывной характер, и с этой отцовской чертой в самой себе всю жизнь пытаюсь бороться. Мама мне вообще многое от себя передала: «гречку» на руках, глаукому – в общем, и хорошее, и всякое. И как же я благодарна за то, что она подарила жизнь в сложных военных условиях! Не только от мамы, конечно, вобрала в себя и свой характер. Всегда беру то, что поражает (в хорошем смысле) у партнеров по сцене, у своих ролей. Это такой взаимообмен. Но не хочу быть ни на кого похожей. Бесполезно отступаться от своего лица. Хотя какое оно, лицо? Я ведь абсолютно разной бываю. Смотрю на свои мысли, поступки, реакцию и им удивляюсь: о-о-о, как неожиданно!

Спорт в жару: 7 правил летнего фитнеса
Подробнее
Прощай, «Шерлок»: четвертый сезон станет последним
Подробнее