MAKSIM: жизнь как чудо

О лете, которое «больше-не-забыть», долгое время напоминали все рингтоны страны. Но 24-летняя MАКSИМ, сочинявшая и спевшая этот трогательный хит, живет не прошлым, а будущим. Она вовсю готовится к первому сольнику в «Олимпийском», однако нашла время, чтобы поговорить с Elle Girl.

Elle Girl: Говорят, хочешь измениться внутренне – измени имидж. Ты вот раньше натуральным сорванцом была, а сейчас – юбки, каблуки… Женственности в характере прибавилось? МАКSИМ: Знаешь, когда меня впервые закутали во весь этот тюль и рюшечки, завили волосы, я была в шоке и кричала, что я не снежинка, что мне это все не идет! А потом как-то начала взрослеть.… Но платьица – это ведь образ, игра, а настоящий характер, то, что у тебя внутри, – совсем другое. Я довольно жесткий человек. На меня, слава богу, одежда вообще не влияет.Elle Girl: А что влияет?МАКSИМ: Самореализация вот повлияла. Считается, что популярность делает человека хуже, слабей. А мой опыт совсем другое показывает. После того как ко мне пришел успех, я стала внутренне гораздо спокойней. У меня перестали, что называется, глаза бегать. (Смеется.) Еще я стала внимательней к окружающим, стараюсь что-то хорошее делать.Elle Girl: Что, например?МАКSИМ: Вот ты напишешь, и все решат, что я хвастаюсь. Детишкам с сердечными заболеваниями помогаем. Буквально вчера были в одном реабилитационном центре, там малыши с ошибками в ДНК. Многим из них не суждено дожить и до тридцати, но ты бы видела, как они радуются жизни... А вообще, внимание – оно в мелочах. Важно просто замечать, что кому-то рядом с тобой нужна помощь.Elle Girl: Здорово! Ну а у тебя самой-то был трудный возраст? Это намек на название твоего первого альбома…МАКSИМ: Он у всех бывает, за редкими исключениями. У этих исключений он обычно наступает лет эдак после тридцати, и это ужасно. (Смеется.) А у меня начался в тот момент, когда я решила зарабатывать деньги, то есть когда мне предложили профессионально заняться музыкой. Родители были в ужасе. В общем, проблемы были по большей части связаны с тем, что я рано повзрослела и стала самостоятельной.Elle Girl: Родители строгие, да? МАКSИМ: Особенно мама. А папа – тот наоборот, всегда поддерживал самые безумные мои затеи. Могу позвонить ему и сказать: «Па, я хочу сделать так и так...» Он с восторгом подхватывает идею, а когда я через полчаса звоню снова и рассказываю, что передумала и поступлю точно наоборот, – снова так же радостно соглашается. Elle Girl: Все равно в юном возрасте трений с родителями не избежать. Ты как с этим справилась? МАКSИМ: Ой, я вообще поступала здорово – в первый раз об этом рассказываю. У меня был дневник, и его, как водится, однажды прочла мама. Я с ней долго потом не разговаривала – мол, как она могла?! А с другой стороны, ведь ни одна мама в такой ситуации не удержится, даже самая мудрая. Ведь ей важно знать, что с тобой все в порядке, ничего страшного – такого, о чем бы ты поведала только дневничку, – не происходит. Но прошло время, и я начала вести другой дневник, специально для родителей, с расчетом, чтобы они его тоже тихонько читали. Там я описывала какие-то бытовые мелочи, безобидные приключения… Уже никаких секретов, конечно. И время от времени нахваливала маму с папой – какие они замечательные и как я их люблю. Это помогло сближению! А еще, конечно, то, что я уехала. Ведь когда с родными долго не видишься, то очень скучаешь. Elle Girl: Но в Москву тебя ведь не сразу отпустили?МАКSИМ: Мама сказала мне – сначала получи высшее образование, а потом езжай куда хочешь! Я и поступила на заочное, на отделение пиара. Так что диплом пришлось защитить. Знаешь, какая тема была? «Формирование и продвижение имиджа личности в шоу-бизнесе». На своем примере писала (Смеется.)!

Если человек находит солнце там, где его нет, он становится счастливее.
Elle Girl: Сначала «Трудный возраст», потом – «Мой рай» (названия альбомов МакSим. – Ред.). Как-то символично очень: мол, трудный возраст закончился и сразу начался рай…МАКSИМ: Я имела в виду не загробное царство, конечно. Это я о том, что на самом деле можно научиться радоваться любому состоянию, в любое время и в любом месте. Если человек находит солнце там, где его нет, он становится счастливее. Elle Girl: То есть это для тебя – рай? Ладно, если без пафоса, – счастье?МАКSИМ: Мое счастье в том, что я развиваюсь, и в том, что я знаю, куда иду. Я действительно хочу стать профессионалом, хочу заниматься музыкой и делать это хорошо. Elle Girl: Ты во всех интервью говоришь, что далека от светской жизни. Но как-то трудно поверить, что молодую девчонку эти соблазны действительно не привлекают. Ведь сплошной же праздник, фейерверк, симпатичные папарацци окружают... МАКSИМ: Если бы я врала, то, наверное, меня бы все-таки рано или поздно выследили на вечеринках – весь вечер прятаться под столом неудобно (Хохочет.)! Если серьезно, то у меня много друзей среди взрослых музыкантов, и я с детства усвоила от них какие-то приоритеты. Есть вещи гораздо важнее, чем все то, что называют шоу-бизнесом. К последнему музыка имеет мало отношения.Elle Girl: 22 марта состоится твой первый концерт в «Олимпийском». На такое не многие мастодонты от музыки решаются. Откуда такая смелость?МАКSИМ: Люди, которые составляют мою концертную программу, решили, что я на такое способна. Я им доверяю. Сначала испугалась, но, чем больше готовишься, тем спокойней становится. Хотя «Олимпийский» – это «Олимпийский». Я со своей стороны постараюсь сделать концерт очень музыкальным, ярким, нежным. У нас будет струнный квартет, духовые инструменты, замечательный балет пригласили. Я хочу, чтобы это действительно стало событием. Elle Girl: Я смотрю, у тебя одна работа на уме. А как же друзья, любимый человек? МАКSИМ: Друзей могу перечислить по пальцам руки, но они настоящие. Мои музыканты – это моя семья сейчас. А вот человека, с которым я была бы готова провести всю свою жизнь, – такого нет.Elle Girl: То есть не влюблена? МАКSИМ: Сейчас нет такого чувства. Elle Girl: И что, влюбиться не хочется?МАКSИМ: Да хочется… Но я стала больше бояться. Чего? Привязанности. Я по натуре лидер, а привязанность – это несвобода. Если меня кто-нибудь останавливает (или я сама себя, по доброй воле, ради человека), то я деградирую. Мне страшно. Elle Girl: А ты вообще смелая? В любви первая объясниться, например, могла бы?МАКSИМ: Нет, на это бы меня не хватило. Общаться, шутить – это да, но так уж откровенно – нет, не смогу.