Эксклюзив

Мерил Стрип: «Я росла, когда женщины не имели прав»

Власть женщин

– Удивительно, что при такой успешной карьере вы не побоялись родить четверых детей. От многих интересных ролей пришлось отказаться из-за этого?

– Когда я была молоденькой актрисой, у меня застряла в голове фраза Кэтрин Хепберн, которая сказала: «Ты не можешь делать хорошо два дела сразу. Надо выбирать». И когда я поняла, что беременна, то подумала: «Все. Мне никогда не стать Кэтрин Хепберн». Но сейчас я счастлива, что у меня есть дети. Когда они были маленькими, отказывалась от многого, потому что чувствовала необходимость быть рядом – семья всегда была для меня на первом месте. Сейчас они повзрослели, и я могу работать больше.

– Теперь по вашим стопам в профессию последовала и старшая дочь. Вы были расстроены, когда узнали?

– Нет. Дон всего лишь сказал ей – как мы говорим всем детям: если это то, чем ты хочешь заниматься, выкладывайся на 100%. Трудись изо всех сил и надейся на счастливый случай. Но я считаю, что это необыкновенно смелый шаг с ее стороны – пойти в эту профессию, и то, что у нее есть знаменитая мама, только все усложняет. Если она добьется успеха, люди начнут шептаться, что это я ей помогаю, если у нее не будет получаться – скажут, что неудачница, не способная повторить успех матери. Но она решительная девочка, и пока ее не волнуют пересуды за спиной. Сейчас она смотрит на жизнь позитивно и ничего не боится. В нашем мире этого так не хватает порой. И зачем пытаться ее останавливать?

– Вы сказали: трудись и надейся на случай. Что из этого важнее в карьере?

– Сложно сказать. Помню, когда готовились съемки фильма «Из Африки», я узнала, что ныне покойный мой любимый режиссер Сидни Поллак не обратил особого внимания на мои фотографии – я не показалась ему достаточно сексуальной. Так что на прослушивание к нему я надела цветную блузку с большим декольте. И получила работу. Конечно, мне хочется надеяться, что это случилось из-за моих актерских способностей, но… думаю, блузка тоже сыграла свою роль. К сожалению, хотя это и угнетает, женщине в этом бизнесе приходится прибегать к таким уловкам.

– Вы борец за равноправие?

– Знаете, когда я росла, вокруг было столько умных, образованных и амбициозных женщин, но круг должностей, которые они могли занимать, был очень ограничен. Вы могли бы стать парикмахером, или учителем, или няней, или журналистом. Но вы никогда не получили бы повышения. Почти не было женщин в юриспруденции, бизнесе и медицине. У меня была учительница музыки, которая цитировала своего преподавателя-мужчину: «Это не значит, что ты не умеешь. Просто ты не имеешь права». И она, испугавшись, променяла мечту об игре в оркестре на работу в школе. Слава богу, что сегодня времена изменились. Сейчас половина студентов в юридических, финансовых институтах – девушки. Это прекрасно.