Микки Рурк о боксе, кино и жизни

Микки Рурк триумфально возвращается в большое кино. Из бокса. Фильм «Рестлер» – история почти биографическая. За такие обычно дают «Оскара»! Рурк рассказывает, почему он оставил кино, почему вернулся, как ему помог психотерапевт и чем собаки лучше женщин.

Рурку 50 лет, и он потрясающий (если не считать сломанного на боксерском ринге носа)! За те годы, что вы с ним не виделись, он накачал мышцы. Но он не страшный. Всюду таскает за собой чихуахуа Локки. Он выделяет ее из полудюжины прочих собачонок, которые, в отличие от всех его женщин – от Ким Бесингер до украинской супермодели Саши Волковой, – так ничего про него как про мужчину и не поняли. Его вторая жена, Кэрри Отис (они играли вместе в «Дикой Орхидее» и, говорят, в кадре занимались сексом по-настоящему), посадила его в 1994 году в тюрьму за то, что он ее побил. А потом вернулась и продержалась целых четыре года, но все равно ничего про него не поняла. У него в Голливуде странная карьера, как ни у кого другого, но кому какое дело до кино, когда на тебя смотрит Микки Рурк и в полусонных глазах у него бездонная пропасть.

Marie Claire: Нет ни одной девушки, которая во время фильма «Девять с половиной недель» не испытала бы оргазм. Зачем вам после этого играть одичавшего рестлера?

Рурк: Все очень просто. Он напомнил мне меня, а я напоминаю его. Я прекрасно понимал, что творится у этого парня в голове. Сам про себя он говорит так: «Я просто разбитый кусок мяса. Одинокий мужик, который это заслужил». Я тоже могу о себе сказать нечто подобное.

Почему так?

И он, и я были известными людьми – 20 лет назад. А тот, кто был знаменитостью, а потом потерял это, живет с мерзким чувством стыда.

?

Я не хотел выходить из дома, потому что обязательно найдется кто-нибудь в супермаркете, в ресторане, кто подойдет и скажет: «Блин, я тебя знаю! Ты был охрененно знаменитым!» Да, я был охрененно знаменитым. А потом потерял жену, друзей, карьеру и переселился в трейлер. Были времена, когда я жил на 200 баксов в неделю. Фу! А все потому, что у меня, как у мужика, свой кодекс чести, как у шпаны на улице. Алан Паркер сказал мне, что я невыносим.

С другой подругой, украинской моделью Сашей Волковой, и актрисой Миной Сувари (октябрь, 2005)
С другой подругой, украинской моделью Сашей Волковой, и актрисой Миной Сувари (октябрь, 2005)
«Сердце ангела» (1987)
«Сердце ангела» (1987)

Но собаки от вас не ушли?

Собаки лучше баб, они практически святые! У меня шесть чихуахуа, и я их всех люблю. Локки уже 16 лет. Когда ее отец умер, я даже к священнику ходил. Я назвал ее отца в честь знаменитого боксера Буллджека. Мои собаки никогда меня не осуждают и любят просто так.

Вы верите в Бога?

Я христианин. Католик. И родители – католики. Вера делает меня сильнее.

А что случилось?

Да ерунда какая-то. Я никогда не думал, что со мной что-то не так, но теперь понимаю, что этот мой стыд тянулся за мной из самого детства. Я думал, что если изменюсь, то потеряю себя как мужчину. Я маскировал стыд агрессией, да так, что мне самому было страшно. Я честно предупреждал всех, чтобы не строили иллюзий, будто на меня можно положиться. Я, дурак, не знал, как сделать себя еще круче. И решил, что не буду больше актером – буду боксером.