Михаил Задорнов: «Славянские женщины – это вообще улет!»

Даешь Пигмалиона!

«Я могу советы давать, как женщинам завладеть мужиком, – интригует Задорнов. – Не нужно его кормить, нужно создать ощущение, что он женщину развивает. Такой Пигмалион. А кормить в меру. Обжираться не надо. Женщины готовят из чувства эгоизма: им хочется показать, что они на что-то способны. «Ешь пирог!» – а муж уже не может, пузо растет. Но если не съест, обидки начинаются. У многих женщин нет творчества. Если дети уже выросли, где им самоутверждаться, как не в готовке? Ну, работают менеджерами, топ-менеджерами… И что? Поэтому их понять можно. Кстати, моя жена классно готовит здоровую, но при этом вкусную еду.

Мне ближе русские женщины, потому что они сердечные. А западные женщины – отформатированные. Русские, как и все славяне, – солнечные. Логики у них, конечно, никакой. Вот спрашиваю у женщины: «Сколько лет такому-то?» А она говорит: «Он редкий негодяй!» Русская женщина на вопросы не отвечает. Даже если говорит о неприятностях, то хихикает: «Ой, мой придурок вчера ногу сломал». Но у них глаза улыбаются, а не губы растягиваются в улыбке. За это и ценятся во всем мире. И пироги они все-таки сердечно готовят, хотя и из чувства эгоизма!»

Загадочный Урал

«Сейчас я снимаю документальный фильм о Вещем Олеге. На съемки собрали 4 миллиона рублей, из них 2,5 миллиона прислали пермяки. Причем 2 миллиона перечислил конкретный человек – бизнесмен из Перми. Когда пришли первые 500 тысяч, он даже не написал от кого – хотел остаться неизвестным. Мне стало очень интересно. Ведь что такое бизнесмены сегодня? Обычно они спонсируют какие-нибудь «Мисс Красавица», «Мисс Нога», «Мисс Грудь», «Мисс Сосок»... Чтобы их эти красавицы превозносили. А тут – фильм... И он заочно вызвал у меня уважение. Я нашел его и пригласил на съемки. Недавно этот пермяк звонил мне, спрашивал, надо ли еще денег. Я честно сказал: «Не надо». Потому что 4 миллиона рублей на документальный фильм достаточно. Это его даже расстроило. Но имя его я вам не скажу, потому что он просил не говорить.

В исторических местах рядом с Пермью я тоже бывал: в солеварнях Соликамска, в Белогорском монастыре. На Белогорье один монах мне сказал: «Вы такой злой». Я спросил: «Почему? Я злой в отношении тех, кто против народа. Вы посмотрите – все, кого я высмеиваю, это те, кто обокрал народ». Он подумал и ответил: «Да, действительно». И добавил: «Боритесь против врагов Господа, но никогда не боритесь против врагов своих». А я никогда в жизни не боролся против своих врагов – я на них время терять не хочу.

Кстати, интересно название города Пермь. У вас есть записи, что это финно-угорское слово, но я бы предположил, что оно древне-арийское. Здесь у вас, кстати, было поселение, которое в советское время называлось Арийское. В паспортах тогда писали «ариец».

Люблю путешествовать, Последние места, которые меня поразили – остров Пасхи и Наска (пустынное плато на южном побережье Перу, – прим. ред.). Ничего более загадочного на планете нет. Хотя есть! У вас на Урале, в районе слияния реки Чусовой с Камой, где Заратустра родился. Якобы, конечно. Да, останки не обнаружены. Но место интересное, советую всем туда съездить. Там такая энергия! Я стоял на берегу. Это чудо какое-то!»