Молекулярная кухня Анатолия Комма

Искусство есть

Анатолий Комм и Андрей Малахов
Мастер-класс для главного редактора StarHit. Июнь 2011 года.
Фото: Сергей Лантюхов

Вы пропагандируете высокую кухню. Но ведь когда-то, как все, довольствовались яичницей на завтрак и шарлоткой к чаю...– Естественно. Но вкус нужно воспитывать. Основная проблема людей, не желающих развиваться, – искренняя уверенность в собственном знании того, что такое вкусно и невкусно, что такое красиво и некрасиво. Если бы мы с вами в начале 90-х годов спросили у тысячи девушек в Москве: «Вы знаете, как красиво одеваться?» Каждая из них сказала бы: «Конечно! Просто денег у нас нет». Потом деньги появились, и мы получили эти «новогодние елки». С едой то же самое. Нас от животных отличает три вещи: мы можем заниматься сексом не ради продолжения рода, мы знаем, что есть будущее, и мы можем есть не ради поддержания жизни, а ради получения духовного удовольствия.– Такого же, как от музыки, драматургии, танца, живописи?– Да. Но этому надо учиться. Однако искусство не имеет никакого прикладного значения, поэтому оно и нужно меньшинству. Вот только что закончилась потрясающая выставка Кристиана Диора в «Пушкинском». Если вы на нее не сходили, вы не похудеете и не потолстеете и ничем не заболеете. Любимый вас не бросит. Еще пример – у меня подружка балетная, и я очень часто хожу на балет. Но я спокойно могу представить, как после лишней рюмки красного вина пойду с друзьями на стриптиз. И с удовольствием засуну в трусы стриптизерше 100 рублей. И меня это не покоробит. Я точно понимаю разницу между одним и другим. – Вы сами мало едите. Почему?– Потому что я склонный к полноте человек, мне надо следить за весом. И я не могу работать, если хотя бы чуть-чуть не голодный.– Вы когда-нибудь голодали по-настоящему?– Конечно, в армии. Но мне там, наверное, было легче, чем всем остальным, привычнее. Потому что меня еще в детском саду наказывали, вызывали родителей из-за того, что я отказывался есть эту еду. А то, что нам давали в армии, было хуже, чем в детском саду.– Может, наши проблемы с пониманием высокой кухни – пережитки голодного советского времени?– Слушайте, давайте возьмем практически современного немецкого писателя, любимого большинством советского народа, товарища Ремарка, который наголодался и в Первую мировую войну, и будучи беженцем и эмигрантом, и во Вторую мировую. Это ему не помешало быть настоящим гурмэ и ценителем вина.