Нонна Белоусова: «У меня сын – дай Бог каждому!»

Люди помнят

– Прошло 17 лет, а люди помнят моего Женьку, – рассказывала Нонна Павловна. – Никого из ушедших артистов так часто не вспоминают! До сих пор меня зовут – просят о сыне рассказать – то на «Первый канал», то на «Россию», то на НТВ.

У дивана – деревянные костыли, на столе – куча таблеток. В квартире никакой роскоши, мебель советских времен. На стене большой портрет Жени. Нонна Павловна вырастила дочь Марину и двоих сыновей-близнецов – Женю и Сашу. Теперь в серванте фотографии их детей – ее любимые внуки, правнучка.

– Фотографий было больше, – говорит Нонна Белоусова. – Но мы отдавали их для съемок. А нам ничего не вернули. Дома ни одной кассеты с записями сына не осталось. Только по телевизору песни и слышим…

– Он вырос в этой квартире?

– Им с Сашей было по шесть лет, когда мы сюда переехали. А принесли их из роддома еще в старый дом на улице Ленина. Марине тогда 4 года было, она с братиками, как с куклами, возилась. Женьке бантики завязывала. Он до школы был спокойный… А потом стал ногами драться, друзей научил. Сколько мы с отцом втыков за него получали от учителей! Ученик он был «великий» – не заставишь да учебник сесть. А в 14 лет зашли они с Сашей в Дом пионеров, увидели инструменты. Женька стал на гитаре бренькать, а Сашка за барабаны сел. И пошло-поехало!