Новое «Обыкновенное чудо»: Петр Налич написал музыку к пермскому спектаклю

Незадолго до премьеры в ТЮЗе композитор и музыкант прилетел в Пермь.

В пермском ТЮЗе в разгаре репетиции – 2 февраля здесь состоится премьера спектакля «Обыкновенное чудо» по пьесе Евгения Шварца. У постановки будет свое оригинальное музыкальное сопровождение, над которым работает Петр Налич. Участник «Евровидения-2010» признается, что в первый раз прочитал пьесу совсем недавно (до этого только смотрел одноименный фильм Марка Захарова) – и был очарован произведением! Расспросить композитора Петра Налича и режиссера Максима Соколова о том, как идет работа над спектаклем, 23 января смогли зрители ТЮЗа. Woman’s Day также побывал на этой творческой встрече. Публикуем самые интересные вопросы и ответы.

«Обыкновенное чудо» в пермском ТЮЗе: полеты над сценой и не только
Подробнее
Петр Налич

«Обыкновенное чудо» – это мир романтический, но при этом не сопливый, не слюнявый, а четкий, ясный, стремительный, хлесткий. Он всегда кажется актуальным. И когда Максим написал мне в «Фейсбуке»: «Не хотите ли написать музыку?», я сразу ответил: да, хочу!

Максим Соколов

Написал: «Вообще – очень». С Петей работать было очень легко. Он весь состоит из мелодий. Я, допустим, просил написать песню для Медведя и Принцессы, он высылал. Я смотрел и думал: о, хорошо, это у нас в финал к другим персонажам. И прекрасно по этому заданию получилось сразу несколько номеров. (Обращаясь к Петру) Мне кажется, если тебя на рентген поставить и просветить, там будет нотный стан.

Петр Налич

Так и есть! (Смеется, – прим. ред.)

Почему не взяли музыку Геннадия Гладкова из фильма «Обыкновенное чудо»?
Максим Соколов

Музыка прекрасная, но я считаю, что она всецело принадлежит фильму Марка Захарова. Я смотрел спектакли, в которых используется эта музыка, и такого ощущения, как от фильма, не было. Тем более что там киносценарий, а у нас пьеса. И они отличаются.

Петр Налич

У нас получилась другая звуковая история. Особенно там, где тема чуда, где танец хозяина и хозяйки. Там очень активная ритм-секция – барабаны и прочее. Большая роль именно ритмической составляющей.

Максим Соколов

Кроме собственно музыки, мы еще используем голос Петра – как голос волшебника, который связывает акты. (Обращаясь к Петру, – прим. ред.) Ты представлял себя каким-то персонажем, когда читал пьесу?

Петр Налич

Нет. Но когда пишешь, примеряешь на себя характеры. Для Охотника, к примеру, неожиданно получилась лезгинка. Почему-то мне показалось, что характер этого человека предполагает очень жесткую, маскулинную, ритмичную джигитскую музыку.

Максим Соколов

Когда мы изначально встретились, Петя сказал, что будет писать только фоновую музыку.

Петр Налич

Мне всегда очень страшно браться за текст! Нужно сочинить музыку, чтобы это была не проходная вещь, а что-то, что оставляет определенный отпечаток, запоминается слушателям как-то по-особенному. А особенно страшно за текст: он совсем на виду, все его читают.

Максим Соколов

А я ему подсовывал тексты… У нас будет музыка не только по тексту Шварца. Петя написал песню на стихи Гумилева «Жираф»: «Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд / И руки особенно тонки, колени обняв. / Послушай: далеко, далеко, на озере Чад / Изысканный бродит жираф». Это моя любимая вещь. Будет в начале спектакля.

Петр Налич

Первый раз писал музыку на такие стихи – настолько известные всем с детства.

Максим, почему вы выбрали эту пьесу Шварца?
Максим Соколов

Шварц написал «Обыкновенное чудо» за два года до смерти. Это его последняя сказка, и он посвятил ее жене. В конце Волшебник говорит: «Ты не умрешь, а превратишься в плющ, да и обовьешься вокруг меня, дурака. А я превращусь в дуб. И мы не умрем, все закончится хорошо». У нас в спектакле они уходят в сказку. Все начинается с бытовой квартиры, потом проявляется сказка и в конце концов герои туда уходят. Видимо, мне хотелось этого именно сейчас.

А почему именно Петр Налич?
Максим Соколов

Да он классный! Мне нравится работать с талантливыми людьми. Когда талант действует, просто какая-то форточка открывается. У меня вся команда, тьфу-тьфу-тьфу, собралась хорошая: хореограф Артур Ощепков, художник Валентина Серебренникова – я ее шантажом, подкупом и угрозами выцарапал из Австралии. Два спектакля мы с ней делали дистанционно, а здесь сказали: ни в коем случае, цеха должны видеть и слышать художника. И она прилетела специально, сейчас пашет вовсю.