«Однажды в Ростове»: в чем правда, брат?

На «Первом канале» продолжается показ сериала о банде братьев Толстопятовых. Woman’s Day поговорил с очевидцами громких событий тех лет.

«История банды Толстопятовых, которую экранизировал Сергей Жигунов, была в то время по-своему уникальна по нескольким причинам, – вспоминает Данил Корецкий, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист России, полковник милиции в отставке, писатель. – Одна из них – идея ее организации. Вячеслав Толстопятов собрал верных друзей, привлек брата, поэтому информация о их замыслах не уходила в криминальный мир. И для уголовного розыска они были практически невидимы.

Вторая причина – они вынуждены были изготовить самодельное автоматическое оружие, гранаты, патроны. Дело в том, что в те времена в Советском Союзе оружие было достать практически невозможно. Все преступления, которые совершались криминальными бандами, совершались с использованием обрезов охотничьих ружей или с холодным оружием. Пистолеты были очень редки, да и те, которые остались с войны. Автоматы они делали не своими руками. По чертежам Вячеслава Толстопятова их изготавливали мастера на ростовских предприятиях, не подозревая о том: заказчики маскировали детали, прибавив им лишний элемент, например, как часть лодочного мотора. Получив заказ, преступники спиливали ненужное, зашлифовывали место и получали, например, затвор. А гильзы «рождались» под видом штекеров для электропроводки, а затем дорабатывались. В результате, когда преступники при нападениях применили автоматы, это вызвало у сотрудников милиции шок. А нестандартные гильзы ставили экспертов в тупик. Подобных случаев я не встречал ни до, ни после. Благодаря этому ноу-хау они вошли в историю отечественной криминалистики.

Когда в Ростове стала действовать банда с автоматами, в милиции были созданы специальные группы с кодовым названием «Тюльпан», – продолжает Данил Аркадьевич Корецкий. – Возле каждого райотдела стояла специальная машина с сотрудниками, вооруженными автоматами, одетыми в бронежилеты и каски, в состоянии готовности немедленно выехать на происшествие. Для пресечения деятельности банды фантомасов были предприняты и другие меры. Я тогда был общественным помощником следователя прокуратуры кировского района и принимал участие в профилактических мероприятиях. Мы проверили механизм, как кассиры получают деньги в банке. Картина убыла удивительная. Приходила кассир крупного предприятия в банк, получала на руки 60 тысяч рублей - фантастическую сумму, так как тогда автомобиль, непозволительная роскошь, стоил 5000 рублей, складывала их в хозяйственную сумочку и пешком возвращалась, заходя по пути в магазины. После этого система была поломана: получение денег стало возможным только в сопровождении вооруженного охранника. Только где их тогда было столько взять?! Сопровождать кассиров приходилось кому-то из сотрудников предприятия, у кого было охотничье ружье.

Интересная деталь этих преступлений и в том, что каждое их вооруженное нападение встречало сопротивление со стороны населения. То пенсионер Чумаченко бросился на них с криком «Эй, вы, фашисты!» и погиб, то грузчик магазина Мартовицкий пытался забрать у них рюкзак с деньгами, и тоже погиб, то инкассатор, то сотрудники завода во время ограбления кассы.

Банда Толстопятовых возродила в Советском Союзе бандитизм. В статистике нашего государства этого явления практически не было. Кстати, в Ростове действовали две знаменитых банды: братья Толстопятовы и братья Билыки. О последних потом сняли фильм «Грачи». Два случая бандитизма подряд были печальным рекордом. И когда впоследствии задержали еще одну бандгруппу, то их привлекли за разбой и убийство. Иначе бы статистика по ростовской области была просто вызывающей.

Что же касается правдоподобности фильма, «фантомасы» в жизни не были заботливыми сыновьями больной матери. Не было у них и никаких политических устремлений – только корысть. А оружие преступники в жизни применяли экономно и лишь для преодоления сопротивления, а не стреляли во всех подряд. Сотрудник милиции, потерявший пистолет, немедленно увольнялся из органов, поэтому история о том, как бандиты «задружили» с милиционером, создав ему алиби, совершенно неправдоподобна. Тем более, что фигурант дела о фальшивомонетничестве вряд ли мог считаться свидетелем, заслуживающим доверия. И освободить из-под стражи невесту Толстопятова-старшего благодарный милиционер не мог: это компетенция следователя и прокурора. Таких несуразностей в фильме много, хотя их легко было избежать, с помощью компетентного консультанта».