«Однажды в Ростове»: в чем правда, брат?

«Однажды в Ростове» я смотрю, но не все серии, как-то не заинтересовал меня фильм, – говорит Евгений Николаевич Кубышта, единственный оставшийся в живых из группы задержания банды. – То, что я вижу на экране, не имеет отношения к хронологии событий, участником которых я был. Прошло 42 года, но тот день, 7 июня 1973 года, я помню до мельчайших деталей. Где-то около часа дня мы получили вызов на площадь Ленина: в торговом павильоне хулиганство. Подъехали с водителем, я пошел разбираться. Через 2-3 минуты в павильон вбегают люди с криками «Кассира в проектном институте ограбили!». Я к машине, моего напарника уже нет, – оказывается, он побежал к институту. Слышу – началась стрельба, автоматная очередь метрах в ста от меня. Погиб рабочий, который пытался остановить грабителей. Честно сказать, когда преследовал бандитов, не думал о том, что и я могу лечь под пулями. Была одна мысль: задержать вооруженных грабителей. Да, в нашу сторону стреляли, направляли оружие. Но мы в то время были роботами, нас тренировали несколько лет на этих людей. А в тот момент я и не предполагал, за кем гонюсь.

Бандиты готовились к преступлению несколько месяцев, - продолжает Евгений Николаевич. –Они знали, когда выдача денег – наблюдали за объектом больше месяца, для этого одному из подельников снимали квартиру напротив института. Их целью было сорвать большой куш и уехать за границу. Если бы сопровождавшие женщину-кассира сотрудники не допустили просчет, ничего бы у них не вышло. Вместо того чтобы подняться всем вместе на 2-й этаж, к кассе, они довели ее только до вахты. А у кассы ее ждали бандиты – в масках и с оружием. Все, что смогла сделать несчастная женщина, это отдать деньги и упасть в обморок. В сумке было 125 тысяч рублей купюрами и мелочь. Главарь, Вячеслав Толстопятов, пробегая мимо вахтера, куражился – крикнул ему: «Там кассу вашу ограбили. Сообщите в милицию». Он еще не знал, что машина, которая должна была их увезти, не приехала (попросту опоздала), поэтому им пришлось убегать от людей, отстреливаться. Только потом преступники захватили машину и начали скрываться от нас. Мы с напарником да еще двое сотрудников пожарной службы преследовали их несколько километров. Погоня длилась минут 20, не меньше.

Это было очень шумное дело. Я получил орден Красной звезды – впервые боевой орден вручили в гражданское время. Мне дали двухкомнатную квартиру, поскольку был ребенок. Большой человек меня вызвал в кабинет: «Выбирайте, что вам нужно – машину, квартиру, поездку за границу». Вручил конверт денег – 1 тысяча рублей. А зарплата у меня была 85 рублей. Я практически два года не работал по специальности, ходил по следствиям, судам. А потом нас возили по городам и весям с торжественными мероприятиями. Но была и обратная сторона у медали. Органы КГБ сообщили, что стали поступать угрозы в наш с напарником адрес, и нас «переселили» в специальную квартиру, где мы работали в течение всего следствия. Кроме того, нам выдали оружие, мы его постоянно носили. Нет, страшно не было, но беспокойство было – все-таки приходилось оглядываться».