Джонни, be good!

Джонни Депп – человек с лицом, которое манит и пугает одновременно. Ему 44, а он все еще выглядит, как юноша. Если он женится на матери своих детей Ванессе Паради, мы будем горько плакать. А пока что будем любоваться и бояться, смотря на него в новом фильме Тима Бертона «Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит».

Фильм про злого парикмахера – это экранизация популярного бродвейского мюзикла. В нем Джонни Депп играет главного героя, Бенджамина Баркера, оказавшегося на каторге по сфабрикованному обвинению. Вернувшись, он берет новое имя (Суини Тодд), открывает парикмахерскую и начинает резать своим обидчикам горло с помощью опасной бритвы. Инфернальная женщина Хелена Бонэм-Картер, жена режиссера, на фоне этого Монте-Кристо смотрится просто девочкой.

Мне очень нравится сниматься, но я не могу смириться с тем, что мне потом придется смотреть. Это не моя работа, мне за нее не платят!

Marie Claire: Зачем вам роль демона – ее не хватает для вашей коллекции странных типов?Депп: Мы с Тимом много лет присматривались к этому мюзиклу. На этот раз Бертон превзошел самого себя. Он написал замечательный сценарий, собрал великолепных актеров, здорово все снял и положил все на отличную музыку. И еще ему повезло с певцом, это я себя имею в виду.Marie Claire: Вы впервые поете в кино... Депп: Я думаю, что актерам необходимо иногда ставить перед собой серьезные задачи. Это как уметь балансировать на гребне волны, не боясь опрокинуться. Иначе обленишься – найдешь собственную формулу и засохнешь в ней, рассуждая в стиле: «У меня есть своя ниша, мне в ней комфортно, и пока время работает на меня, я выжму из этого максимум». А дальше что? Возможно, у меня ужасный голос, но мой герой должен был петь. Надо было пробовать – а вдруг сработает?Marie Claire: То есть вы даже дома в ванной не поете?Депп: Боже, нет! Никогда. Не хочу подвергать свою семью таким испытаниям. Единственное, что я делал, готовясь к роли, – пел в машине. Слушал музыку из мюзикла «Суини Тодд» по сто раз и подпевал до тех пор, пока не начал попадать в ноты. Учителя пения я не нанимал. В конце концов, я записал все свои партии со старым другом Брюсом Уиткином, с которым когда-то давно мы играли вместе в группе The Kids. Только он, я и микрофон.Marie Claire: А в своей группе вы разве не пели?Депп: Как солист – нет, только на подпевках.Marie Claire: Как вы думаете, Суини Тодд не распугает тех, кто полюбил вас в роли капитана Джека-Воробья?Депп: Это абсолютно другой персонаж, вот уж точно. Но я не люблю пугать людей. Наоборот, я хотел, чтоб люди полюбили моего парикмахера, несмотря на все дикости, которые он творит. Это непросто, но я надеюсь, людям будет симпатичен Суини Тодд.Marie Claire: Мы постараемся его полюбить, особенно если скажете, что он напоминает Джонни Деппа в жизни. Депп: Ну, вообще-то у него мое лицо. Думаю, с этим героем у меня есть что-то общее – и это совсем не положительные качества.Marie Claire: А что это за пучок седых волос у него на голове?Депп: По задумке, это следствие психологической травмы. Когда Суини несправедливо обвинили, разрушили его жизнь, он испытал шок. Клок седых волос появился у него именно тогда – как реакция на стресс. Это такой удачный прием, который тоже говорит о нашем герое. Мы не первые, кто прибегнул к этому, но получилось очень эффектно. Кстати у моего брата с детства был пучок седых волос, как родимое пятно. И у его сына он тоже есть.Marie Claire: Вместе с вами в фильме играет Саша Барон Коэн. Борат из него бесподобный, а что еще он умеет? И что он на самом деле за человек? Депп: Я думал, что он всегда как Борат, а Саша оказался очень приятным парнем. Настоящий джентльмен, всегда подчеркнуто элегантный. Marie Claire: Вы давно дружите с Тимом Бертоном, сделали вместе кучу фильмов. Говорят, он невыносим...Депп: Нет. Мы никогда с ним не спорим. Для меня Тим – совершенно особенный человек. Он мне как родственник, как брат, и я никогда его ничем не обижу. Это одна из самых сложных вещей, кстати. Я просто ни разу в нем не разочаровался. И понимание этого отбило всякое желание с ним спорить.

Я играю в куклы со своими детьми – мы много всяких игр придумали для Барби и Кена.Marie Claire: Во время съемок «Суини Тодда» в Лондоне ваша семилетняя дочка серьезно заболела. Что произошло? Депп: Мы снимали уже где-то три недели, когда Лили-Роуз заболела. Я даже кошмаром это назвать не могу. Не могу подобрать подходящих слов, чтоб описать, насколько ужасной была ситуация. Съемки остановились. Я жил в больнице и даже не знал, смогу ли вообще вернуться на площадку. Был момент, когда я позвонил Тиму и сказал: «Может, тебе стоит взять на эту роль кого-то другого?»Marie Claire: Лили-Роуз уже в порядке?Депп: Слава Богу! Мы теперь ценим каждую секунду ее жизни. Каждый раз, когда она делает вдох и выдох, я несказанно радуюсь. Она стойко перенесла болезнь, и обошлось без осложнений. Когда я понял, что она окончательно выздоровела, то снова с головой погрузился в работу. Родители так, как правило, и делают.Marie Claire: Ваши дети смотрят фильмы, в которых вы снимались?Депп: Да. Они с Ванессой ходили смотреть «Чарли и шоколадную фабрику». Только я остался сидеть дома. Когда они вернулись, дочка сказала: «Пап, ты такой псих». А я ей ответил: «Да, но все в порядке».Marie Claire: Но хоть один фильм вы все вместе посмотрели?Депп: Нет, пока нет. Мне самому сложно смотреть фильмы, в которых я снялся. Я все время жду подвоха. Мне очень нравится сниматься, но я не могу смириться с идеей, что потом мне придется это смотреть. Это уже не моя работа, мне за это не платят. Серьезно. А то я буду дергаться – зачем я сделал это? Зачем я сделал то? Что за ерунду я тут вытворяю? Наблюдать за собой на экране – это пытка для меня. Поэтому, как только на съемках говорят: «Все, снято» – я разворачиваюсь и ухожу и больше к этой истории не возвращаюсь.Marie Claire: То, что ваши дети видят вас в кино, как-то влияет на ваши с ними отношения?Депп: Не настолько, насколько вы себе это представляете. Для них это нормально, у них по-другому никогда не было. Они всю жизнь видят папу по телевизору или на обложках DVD-дисков. И для них в этом нет ничего удивительного. Они могут смотреть мой фильм, нажать на паузу, пойти пообедать и даже не вспомнить, что они делали до еды. Marie Claire: Это правда, что вы играете с детьми в куклы?Депп: Да, мы много всяких игр придумали для Барби с Кеном. Я часто играл в куклы – это, пожалуй, одна из тех вещей, которые у меня неплохо получаются. Теперь мой сын, Джек, подрос. Ему в этом году шесть исполнится, так что мы с ним переключились на мальчишечьи забавы: Франкенштейна, Дракулу и всяких оборотней.Marie Claire: Как вы думаете, ваши дети тоже пойдут в артисты?Депп: Откуда я знаю? Пока они не проявляют интереса к этой профессии.Marie Claire: А вы когда проявили?Депп: Не знаю. Даже не помню, чтоб меня кто-то на это вдохновлял. Как-то так само собой вышло. Когда мне было лет 12, я почувствовал, что выступать перед благодарной публикой – это мое. Я тогда как раз сам научился играть на гитаре, у меня даже хорошо получалось. Нормально чувствовал инструмент. Это была моя жизнь, и я решил посвятить ее музыке. Где-то глубоко внутри я чувствовал, что у меня это получится. Но когда мне перевалило за двадцать, я решил попробовать себя в кино, и с тех пор с этого пути уже не сворачивал.Marie Claire: А почему вы живете во Франции?Депп: У французов прекрасная культура. Я бы даже сказал, что у них некий совершенный вид культуры с глубокими корнями, – и это меня потрясло. Я всегда был маньяком истории, а тут она на каждом шагу воплощена. Честно говоря, мне кажется, что в голливудском кино искусство уже невозможно. А в Европе к кинодеятелям относятся с огромным уважением. Они тут вообще уважают творцов: писателей, режиссеров, артистов, всех, кто создает искусство. Они их почитают. А еще здесь изумительное вино.

Казнить нельзя, женить

Впрочем, нет – Депп однажды был женат. В 1983-м он женился на Лори Энн Элисон, сестре своего приятеля, и через два года развелся.С Ванессой Паради они вместе уже более десяти лет. У них двое детей – Лили-Роуз и Кристофер. Есть версия, что Депп обещал жениться, когда заболела дочь. Она сейчас здорова, но свадьбы пока не было. «У Ванессы такая прекрасная фамилия (переводится как ”рай”), – объясняет Джонни. – Если она выйдет за меня, то станет всего лишь Ванессой Депп. Но мы обязательно когда-нибудь поженимся».