Красавчик Орландо Блум. Интервью с актером

Мы встретились с заслуженным эльфом современного кино и обсудили тяготы жизни звезды блокбастеров: как не смеяться, глядя на Джонни Деппа, и кто из карибско-пиратской команды лучше всех целуется.

Орландо, твой послужной список выглядит как детская книжка-раскраска. Когда ты уже начнешь играть серьезные взрослые роли?

Наверное, когда стану седым и страшным. С другой стороны, роли, которые я сыграл, – это просто-таки реестр сбывшихся мальчишеских мечт: рыцарь, эльф, античный герой, пират! О чем еще мечтать парню из провинциального Кента?

Ну да, наверное, не о чем. Поведай нам, какие актерские задачи ставил перед собой бывший парень из провинциального Кента, а ныне голливудский сердцеед Орландо Блум, возвращаясь к роли Уилла Тернера в самом прибыльном киносериале 2000-х?

Ты ж понимаешь, во второй серии передо мной стояли куда более тонкие драматические дилеммы. Например, моему герою приходилось решать сложнейшую двойную задачу: остаться со своей девушкой и одновременно спасти отца из цепких щупальцев Дейви Джонса и от той доли, что хуже смерти, – вечно прозябать на дне морском в компании призраков. Уф-ф!

Да уж, без Станиславского тут не разобраться. Успех второго фильма во многом объясняется тем, что он вышел по горячим следам первого – никаких тебе десятилетних пауз. Насколько быстро было решено снимать вторую и третью серии?

Я думаю, прямо утром в понедельник, после премьерного уикенда первой серии, Джонни Депп и продюсер Джерри Брукхаймер сели позавтракать и решили: «А давай до конца жизни будем снимать пиратские фильмы и станем богаче Билла Гейтса!» Лично я согласился сниматься в сиквеле, даже не читая сценария. Потом, когда я прочитал его и узнал, что теперь я смогу выкинуть на помойку долбаные туфли на каблуках и чулки, потому что – слава Господу! – мне выдадут пару настоящих пиратских сапог, я был на седьмом небе от счастья. Понимаешь, в определенный момент меня начала по-настоящему напрягать мысль остаться в памяти фильмосмотрящего человечества в туфлях с пряжкой и чулках. Несолидно как-то.Так что вторая серия стала для меня еще большим праздником, чем первая. Ну и потом, я практически не отказываюсь от предложений поработать на фильме, съемки которого проходят на островах Карибского бассейна. Не забывай, я родом из Кента.

Мы искренне рады за тебя, Орландо. Скажи, как тебе на съемках «Пиратов» удается не делать того, что делают миллионы зрителей мира, – смотреть на Джонни Деппа в роли Джека Воробья и не смеяться? Некогда его коллеги по фильму «Эд Вуд» жаловались на такую проблему.

Да, удержаться от смеха невозможно, поэтому я обычно не смотрю на него и вообще не представляю, что он там себе играет. В итоге образ Джека формируется в моем мозгу, как у всех зрителей, во время просмотра фильма в кинозале. Там уж я могу посмеяться не стесняясь.

Помимо постоянного несмотрения на Джонни Деппа много еще трудностей тебе приходится преодолевать на съемках блокбастеров типа «Пиратов Карибского моря» или «Властелина колец»?

Главная сложность съемок в таких фильмах – это, конечно, играть с партнером по имени Пустота. Например, когда мне приходилось вглядываться в щупальца Дейви Джонса, которых по ряду уважительных причин на площадке не было. Или в сцене, когда гигантский спрут нападал на корабль, я стоял на мачте и фехтовал как сумасшедший, а режиссер Гор Вербински орал: «Щупальце вылезет вот отсюда!» – и показывал пальцем в пустоту. Мне приходилось надеяться на то, что ужас в моих глазах будет достаточно неподдельным для того, чтобы соответствовать готовой сцене, когда с помощью спецэффектов мой враг оживет на экране.

Кстати, кто лучше всех из вашей команды умеет обращаться со шпагой?

Однозначно Кира. И целуется она лучше всех. Мы с Джонни пролетаем по всем статьям!

Тебе бывало страшно на съемках?

Конечно. Самый жуткий момент – падающая клетка. Мы ничего не знали толком об этой сцене, кроме того, что будем сидеть в висящей на подъемном кране клетке. Гор не предупредил нас – и вдруг клетка срывается и вместе с нами бухается вниз. Режиссер, понимаешь ли, хотел получить от нас правдивую реакцию. Хорошо еще, что он не получил от нас пару сердечных приступов в придачу. В любом случае, несколько человек в клетке стошнило прямо на оператора.

О, с их стороны это была справедливая месть! Хотя немного не по адресу. Ты предвкушаешь камео Кита Ричардса, который по многочисленным заявкам зрителей в третьей серии сыграет отца Джека Воробья?

Конечно! Если он на съемках не свалится с дерева и не убьется, будет уже хорошо. К сожалению, у меня нет совместных с Китом сцен – там будут только Джонни и Кира. Но в этот день я буду на площадке, можешь не сомневаться.

Ну и последнее. Что помимо бесплатной возможности лицезреть Кита Ричардса за работой и хорошо оплачиваемого многомесячного пребывания на Карибах является для тебя главной притягательной силой кино?

Место съемок, особенно такого фильма, как «Пираты», – это огромная детская площадка для вечных переростков, как я и Джонни, где за твоими проделками наблюдают серьезные дяди с мегафонами, которые не дадут тебе сорваться с троса, пока ты летаешь как птица. Это ощущение – что ты вечный ребенок, которому разрешили никогда не взрослеть, – и есть для меня главная притягательная сила кино.