Отрывок из нового романа Сергея Лукьяненко

Знаменитый фантаст написал очередную историю из жизни Темных и Светлых сил – «Шестой Дозор». Woman's Day с разрешения издательства АСТ публикует отрывок из романа.

Сергей Лукьяненко «Шестой Дозор»

Часть первая

Вынужденные действия

Глава 1

«Ты засиделся», – сказал Гесер.

«Где?» – заинтересовался я.

«Не «где», а «на чем», – не отрывая взгляда от бумаг, сказал шеф. – На заднице».

Раз уж шеф начал грубить без повода – то он чем-то очень сильно озадачен. Не разозлен – тогда он предельно вежлив.

Не испуган – тогда он печален и лиричен. А именно озадачен.

«Что случилось, Борис Игнатьевич?» – спросил я.

«Антон Городецкий, – продолжил шеф, не поднимая глаз. – Десять лет в отделе обучения и образования – многовато, не находишь?»

Я задумался. Что-то мне этот разговор напоминал. Но что?

«Есть претензии? – спросил я. – Работаю вроде хорошо… от оперативной работы тоже не уклоняюсь…»

«А также периодически спасаешь мир, воспитываешь дочь, Абсолютную волшебницу, и ладишь с женой – Великой волшебницей…» – кисло сказал шеф.

«Еще терплю шефа – Великого», – в тон ответил я.

Гесер соизволил поднять глаза. Кивнул.

«Да. Терпишь. И будешь терпеть. Итак, Антон Городецкий. В городе орудуют незарегистрированные вампиры. За неделю – семь нападений».

«Ого, – сказал я. – Каждый день жрут, мрази… А что наши оперативники?»

Гесер меня будто и не слушал. Перебирал бумаги.

«Первая жертва… Александр Погорельский. Двадцать три года. Продавец в бутике… не женат… бла-бла-бла… напали средь белого дня в районе Таганки. Вторая жертва – на следующий день. Николай Рё. Сорок семь лет. Инженер. Район Преображенки. Третья – Татьяна Ильина. Девятнадцать лет. Студентка МГУ. Район Чертаново. Четвертая – Оксана Шемякина, пятьдесят два года. Уборщица. Район Митино. Пятая – Нина Лисицына, школьница, десять лет…»

«Вот мразь…» – вырвалось у меня.

«Средь бела дня, район Матвеевский».

«На женщин перешел, – сказал я. – Распробовал. Теперь стал с возрастом экспериментировать…»

«Шестая жертва – Геннадий Ардов. Шестьдесят. Пенсионер».

«Пара, что ли, нападает?» – предположил я.

«Может быть, и пара, – сказал Гесер. – Но женская особь там точно есть».

«Откуда информация? Кто-то выжил и рассказал?» – заинтересовался я.

Гесер мой вопрос проигнорировал.

«Седьмая, на данный момент – последняя. Оля Ялова, школьница, пятнадцать. Кстати, скажи спасибо своему знакомому, Дмитрию Пастухову. Он ее обнаружил и доставил к нам по горячим следам… что было очень полезно».

Гесер собрал все бумаги, подбил ладонью края, сложил их в папку.

«Так что, кто-то из жертв выжил?» – спросил я с надеждой.

«Да. – Гесер секунду помедлил, глядя мне в глаза. – Все выжили».

«Как – все? – Я даже растерялся. – А… но тогда… обращения?»

«Нет. На них просто покормились. Немного. Последнюю девочку довольно сильно высосали, врач говорит о потере не менее литра крови. Но там все понятно – девочка шла к своему парню… и, видимо, у них намечался первый... э… коитус».

Как ни странно, но, говоря это, Гесер смутился. Впрочем, его смущение показал и использованный вместо слова «секс» медицинский термин.

«Понятно, – кивнул я. – Девчонка была вся в эндорфинах и половых гормонах. Вампир, какого бы пола он ни был, опьянел. Это еще повезло, что оторвался вообще… Я все понял, шеф. Сейчас я подберу команду и отправлю…»

« Это твоя работа. – Гесер толкнул папку через стол. – Охотиться на эту вампиршу… или вампиров будешь ты».

«Почему?» – поразился я.

«Потому что она или они так хотят».

«Они выдвинули какие-то требования? Что-то передали через жертв?»

На лице Гесера появилась ехидная улыбка.

«Можно, конечно, сказать, что передали… Бери дело и иди. Кровь, если решишь работать классически, получишь на складе. Да… и позвони мне, когда до тебя дойдет».

«И вы мне что-то скажете умное», – мрачно сказал я, вставая и беря папку.

«Нет, я просто поспорил с Ольгой, сколько тебе времени потребуется, чтобы понять, Антон Городецкий. Она говорит про час, я – про четверть часа. Видишь, как я в тебя верю?»

Из кабинета Гесера я вышел не попрощавшись. А позвонил ему через полчаса, бегло просмотрев все документы, потом разложив их на столе и некоторое время вглядываясь в строки.

«Ну?» – спросил Гесер.

«Александр. Николай. Татьяна. Оксана. Настя. Геннадий. Ольга. Следующую жертву звали бы, к примеру, Роман. Или Римма.

«Все-таки я был ближе к истине, – самодовольно сказал Гесер. – Полчаса».

«Интересно, как они собираются обойтись с «и кратким»?» – спросил я.

«Они?»

«Полагаю, что все-таки да. Их двое, парень и девушка».

«Вероятно, ты прав, – согласился Гесер. – Что до имени… В Москве немало иностранцев с необычными именами. Но знаешь, лучше бы нам не доводить дело даже до «цэ».

Я помолчал. Гесер не прерывал связь. Я – тоже.

«Что хочешь спросить?» – раздался наконец голос Гесера.

«Ту вампиршу… пятнадцать лет назад… которая нападала на мальчика Егора… Ее точно казнили?»

«Ее упокоили, – холодно сказал Гесер. – Да. Стопроцентно. Наверняка. Сам проверил».

«Когда?»

«Сегодня утром. Я тоже первым делом подумал о ней. Проверь все, что у нас есть о возможности псевдовитализации упокоенных вампиров».

Вот теперь Гесер прервал связь. Значит, сказал мне все. Все, что мне требовалось знать, конечно. А не все, что могло понадобиться, или все, что он сам знал.

Великие никогда не говорят все до конца. И я тоже этому научился. Я тоже не сказал Гесеру все.