Отрывок из нового романа Сергея Лукьяненко

Чай Иван пить любил, причем самый банальный: черный с сахаром, лишь иногда с ломтиком лимона. Но чай этот был неизменно вкусен, каких-то необычных незнакомых сортов, но при этом без травок, которые так часто любят сыпать в чай пожилые люди.

«Я однажды встречал человека, который кидал в чай лепестки герани, – сказал Иван, наливая заварку. Он не читал моих мыслей, он просто был достаточно стар и опытен, чтобы понять, о чем я думаю. – Гадость была жуткая. К тому же эти лепестки его медленно отравляли».

«И чем кончилось?» – спросил я.

«Умер, – пожал плечами целитель. – Машина сбила. Ты хотел расспросить про девочку?»

«Да. Как она?»

«Уже все в порядке. Ситуация была не критическая, доставили вовремя. Девушка молодая, крепкая. Поэтому я не стал переливать кровь. Усилил гемопоэз, поставил капельницу с глюкозой, провел успокоительное заклинание и дал валерьянку с пустырником».

«Зачем и то и другое?»

«Ну, она сильно была напугана. – Иван позволил себе улыбнуться. – К твоему сведению, большинство людей, на которых кормится вампир, пугаются… Основная опасность была в большой кровопотери, шоке и морозе. Она могла потерять сознание, упасть где-нибудь в темной подворотне и замерзнуть насмерть. Хорошо, что вышла к людям. Хорошо, что ее привезли к нам – меньше работы по зачистке. А так – здоровая крепкая девочка».

«Полицая не обижайте, – попросил я. – Это наш полицай. Хороший!»

«Я знаю. Водителю память подтер».

«Водителю можно…»

Пару минут мы просто гоняли чаи. Потом Иван спросил:

«Что тебя тревожит? Банальность же. Вампир с катушки слетел. Но хоть не убивает никого…»

«Там есть одна странность, – уклончиво сказал я. – Если без деталей – у меня есть основания полагать, что это один знакомый мне вампир».

Иван нахмурился. Потом спросил:

«Это… Константин Савушкин?»

Я вздрогнул. Ну да. Конечно. История с той вампиршей и случилась давно, и шума особо не наделала. Светлана, Высшая, затмила собой парочку незадачливых вампиров и едва не сожранного ими пацана. А вот про Костю, ставшего Высшим и едва не обратившего в Иных всех людей в мире, знал каждый Иной.

«Нет, Иван. Костя погиб. Сгорел. Совсем другая история, другой вампир… вампирша. Скажи, ты не сталкивался с тем, чтобы вампиры оживали?»

«Они и так ожившие мертвецы», – спокойно сказал целитель.

«Ну да. В какой-то мере. Но вот чтобы упокоили вампира – а он ожил?»

Иван задумался.

«Кажется, что-то слышал, – неохотно признал он. – Поспрашивай в архиве, быть может, в прошлом что-то случалось… Кстати, о прошлом. Я тут один сериальчик посмотрел, про коллегу своего. Про Мишку».

«Какого Мишку?» – спросил я.

«Ну, про Булгакова же!» – сказал Иван таким тоном, что стало понятно – он говорит о человеке, знакомством с которым очень гордится. А я и не знал, что Иван был близок со знаменитым писателем. Может, он причастен к тому, что Булгаков начал писать всяческую мистику и фантастику?

«Похож?»

«Есть что-то, – к моему удивлению, сказал Иван. – Занятно сняли, никогда такого от бриттов не ожидал! Молодой паренек играл – начинающий, наверное, но очень старался. С таким удовольствием Мишку вспомнил! А вот другой сериал глянул…»

Ему хотелось поговорить – и не о вампирах. На работе он явно скучал. Конечно, есть всякого рода иные болезни – от сумеречной ангины (и не надо смеяться, там правда очень холодно!) и до постзаклинательной депрессии (связана с резким перепадом магической энергии у Иного). И еще есть обычные, человеческие болезни, которые он тоже лечил. Но все-таки целителю второго уровня в нашем офисе не так уж и много работы.

А по доброй воле врачей навещают редко.

«Извини, пойду я, девочку навещу, – сказал я, вставая. – Спасибо за чай… Так что, можно отпускать?»

«Конечно, – кивнул Иван. – Если хочешь, я сам почищу ей память. Это было дружеское предложение. Шикарное. Стирать память, да еще молоденькой девчонке, – очень стыдно. Даже ради ее же блага. Ведь, по сути, такой чисткой мы что-то убиваем в человеке».

«Спасибо, Иван, – кивнул я. – Но я, наверное, сам. Не буду перекладывать…»

Он кивнул. Он тоже все понимал.