Паланик рассказал про обреченных

Паланик как наркотик. Или доза адреналина. И марку держит. Пока все ждут «Бойцовский клуб – 2», он удивляет иными литературно-химическими смесями. Свежий пример – «Обреченные».

Это продолжение романа «Проклятые», вышедшего два года назад. При изначально задуманной автором трилогии. Поэтому без параллелей – сразу в чистилище.

На этот раз история о 13-летней покойнице, призраком вернувшейся в обычный мир. Для разборки в собственном прошлом, ну и попутного решения судьбы человечества. Звучит флегматично-фантастично, но реальность бьет до рези в глазах, как и любит провокатор Паланик.

Темы раскинуты от одиноко взрослеющего ребенка в мире соблазнов до сатиры на общество, истово верующего в ахинею о насущном любой знаменитости. Религия и философия, секс и наркотики – гармоничные пазлы в крепко-интригующей цепи повествования.

Героиня цепляет сразу. Как любой главный герой Паланика, она предстает в частично остервенелых попытках избавиться от душевного дискомфорта, который крепко держится на фундаменте прошлого. Получилась псевдосказочная история с разбросанными повсюду осколками стекла. Не наступить невозможно. Вроде и больно, но лишь слегка. Любопытство сильнее неизведанной поверхности. Даже привыкаешь к зудящей боли и, стиснув зубы уже от удовольствия, следуешь, как вуайерист, вслед оголенным мыслям девочки пубертатного периода. Без возбуждения, но с наслаждением.

Козырь Паланика – рубленые фразы, как энергетические сгустки. И постоянное движение вперед, темп прэстиссимо. Книга как скоростной болид. Педаль тормоза отсутствует. Обрыв – единственно возможное спасение. Но разве свободное падение не один из лучших вариантов удовольствия?

Мы привыкли совершать ошибки. Нам же необходимо постоянно что-то исправлять. Такова уж природа человека. Вот только время увеличивает скорость жизни и укрупняет последствия промахов. Паланик не предупреждает, он констатирует, а от этого еще страшнее. Впрочем, уже привычно. Как поется: без шансов, без вариантов. Или чуть позитивнее: «Мы родились на этот свет для счастья, счастье в том, что мы на свет на этот родились». Так и живем.

Цитаты

Лучше плохие воспоминания, чем никаких.

Прикуренная сигарета – законная форма самоубийства.

Человеческий мозг – складчатая сморщенная серая масса – крайне похож на кишечник. Мыслительные потроха расщепляют и перерабатывают события в историю моей жизни. Неперевариваемые хрящи и кости воспоминаний исторгаются вот этими самыми буквами.

...люди с годами не меняются, и это факт. Пожилые – на самом-то деле взрослая малышня. И наоборот: молодежь – юные стариканы. Да, мы можем выработать кое-какие навыки, с течением жизни постичь некоторые истины, но по большому счету в восемьдесят пять ты тот же, что и в пять. Ты либо рожден умным, либо нет. Тело взрослеет, растет, проходит полуневменяемые фазы репродуктивного помешательства, но умираешь и рождаешься ты, по сути, одним и тем же человеком. Это... это доказательство существования твоей бессмертной души.

Цивилизация – это условия, которые асоциальные личности создают для остального успешного, беспроблемного и семейно-ориентированного человечества. Только неудачники, несчастные и отвергнутые, станут дни напролет сидеть в засаде, чтобы понаблюдать за брачным поведением саламандр. Или изучать кипение чайника.

Только одно превращает осень в трагедию: наше желание, чтобы лето длилось бесконечно. Лето есть лето. Осень есть осень.

Его прикосновение… представь, что делаешь огромную затяжку, только не травой, а газообразной депрессией. Или залпом опрокидываешь в себя бокал горького сожаления.

Цементом, скреплявшим родителей, годами служили мои недостатки.