Пермский театр оперы и балета: тайны закулисья

Чем самый старый пермский театр похож на матрешку, почему под полом спрятаны килограммы битого стекла и зачем в оркестровой яме телевизоры? Ответы на эти вопросы мы нашли, побывав в Пермском театре оперы и балета не во время спектаклей.

В начале экскурсии всем выдают бахилы: порядок превыше всего! Старт обзора – от бюста Петра Ильича Чайковского, что стоит в холле.

«В 1870 году состоялась наша первая премьера – поставили оперу Глинки, – рассказывает экскурсовод Галина Силина, которая в остальное время работает в театре художником-оформителем. – Здание театра тогда было деревянным, поэтому его решили разобрать. На том же месте в 1878 году построили каменное. Сейчас пермский балет известен на весь мир, а тогда в нашем театре даже не было балетного класса! Гримерок было очень мало, а декорации чаще всего писали и устанавливали по ночам, когда сцена была свободна».

«Под театром протекает подводная речка, которая часто меняет свое русло. Она вымывает фундамент под театром и близлежащими домами. Изучив почвенный слой, московские архитекторы в 1957 году решили оставить старый фундамент и стены, поместив их в некую «коробку»: один театр в другом по принципу матрешки. Раньше вместо части театра была улица, представляете?»

«У оркестровой ямы недавно было второе рождение. Когда приступили к реконструкции и вскрыли первое деревянное покрытие, увидели: под ним на протяжении всей оркестровой ямы лежит целый метр битого стекла. Позвонили в Мариинский театр (его реконструкция прошла не так давно. – Прим. ред.), там успокоили: «У нас то же самое. Пожалуйста, не волнуйтесь! Просто стекло проводит звук – такая вот хитрость». Правда, в Мариинском театре были битые бутылки из-под французского шампанского. Строители еще шутили: «Вот как музыканты отмечают премьеры».

«В нише у сцены справа и слева установлены мониторы. Зрителям они не видны. По ним идет прямая трансляция дирижера, чтобы солисты могли видеть его во всех мизансценах и вовремя вступить в свою партию».