Петр Дранга: «Любимая девушка должна быть мне лучшим другом»

Зависть – это скорбь по успеху других

– Расскажите, как начинался ваш творческий путь?
Петр Дранга (Petr Dranga)

– Я окончил Гнесинское училище с красным дипломом не только как аккордеонист, инструменталист, но и как дирижер. Хоть мне безумно интересно было дирижирование, но в какой-то момент мне захотелось поиграть с музыкальными формами, что-то поменять, сделать абсолютно новые шаги в музыке, которые мне самому принесут творческое удовлетворение. В тот момент я даже не думал, что это так далеко пойдет. Да, я мечтал о большой сцене, но начинал с малого, брался за любые предложения. У меня была одна старенькая машинка, сотая «Ауди», черненькая. Мы со Славой, это друг мой, он у меня еще как администратор выступал, садились в машину, на заднем сиденье аккордеон, и ехали вечером в один ресторан, потом в другой, потом в третий… Я играл для людей – не важно, сидел ли передо мной полный зал или 2–3 человека, мне было интересно, как меня воспримет публика. Дальше сработало настоящее сарафанное радио и меня начали приглашать на концерты, не было никакого проплаченного попадания куда-то и абсолютно никаких вещей с этим связанными. В общем, не буду вдаваться во все подробности, в тот же год я попал на новогодний концерт к президенту в Кремле. Вот так у меня случилось. На самом деле я никогда не брезговал никаким концертами – выступал в каких-то лавках, спортивных залах, играл для ОМОНа, выступал в военных частях, в клубах, казино. И не всегда это было связано с тем, что мне нечего было кушать – мне хотелось выступать для людей, даже когда передо мной сидели два человека и вилками ковыряли в своих тарелках, мне хотелось, чтобы они отвлеклись и послушали мою игру. Потом один концерт за другим, быстро все закрутилось. На одном из выступлений меня заметил пародист Песков и предложил выступить в своем шоу – пока я буду за кулисами переодеваться, у тебя есть 5–10 минут для того, чтобы показать, что ты умеешь людям. А зритель, как самый строгий и справедливый судья, сразу скажет – здорово это или нет, публику не обманешь. Так и случилось. Я поехал с ним в большой тур по России, потом по Америке, у меня получилась шикарная практика, он мне очень в этом плане помог. Я проработал с ним несколько месяцев, а дальше уже сам, ушел в свободное плавание.

– Публика зарубежная и российская сильно различается?
Петр Дранга (Petr Dranga)

– Я выступал в Латинской Америке, Мексике – я там тоже в одном ТВ-шоу участвую, параллельно вместе с «Точь-в-точь». Конечно, есть небольшая разница. Например, в той же Латинской Америке больше любят сальсу, пляшет и подпрыгивает весь зал. У нас люди тоже любят латинскую музыку, но ведут себя более сдержанно. Может быть, стесняются двигаться – так, чтобы сорваться с кресла, поскидывать с себя все тяжелое и начать танцевать. Но чтобы вернуть энергию, полученную на концерте, они хлопают очень сильно и выходят из зала с красными ладонями. Но обычно под конец концерта у меня обязательно все уже стоят, не сидят, отдыхают по полной. Ведь инструментальная музыка это солнечный удар в хорошем смысле, так и должно быть.

– Все ваши музыкальные инструменты одной итальянской марки, почему именно ей отдаете предпочтение?
Петр Дранга (Petr Dranga)

– Я выиграл первый международный конкурс в Италии на этом инструменте, потом я поехал с ним на конкурс в Испанию и тоже выиграл, затем был большой фестиваль в Китае… В общем, это были какие-то знаковые для меня вещи и я понял, что буду продолжать свое творчество только на этом инструменте. И до сих пор я не нашел аналога марки Bugari Armando. И когда у меня был сольный концерт в Италии, они мне сами сказали: «Все, больше ничего у нас не покупайте, мы вам их будем так давать». Я спросил: «А что мне для этого нужно сделать?» – «А вы все для этого уже сделали».

– У вас дома оказывается, жил крокодил, куда он подевался?
Петр Дранга (Petr Dranga)

– Степа укусил Васю и мы выгнали его из дома (смеется). У нас был большой аквариумный салон (Петр Дранга там подрабатывал. – Прим. Woman’s Day), там были не только крокодилы, но и ящерицы, змеи и другие интересные животные. Я помню Степочку, когда он еще только из яйца вылупился и даже кушать самостоятельно не мог. Ему нужно было нажимать на специальные точки на челюсти и только тогда он мог открывать пасть, а мы ему туда закладывали еду. Он был такой малыш любимый, и можно было делать с ним, что хочешь – выгуливать, гладить. Но когда он достиг метра, сказал: «Я вам даже не питбуль, я крокодил, хищник» и клацал зубками. И что с ним делать – непонятно, в террариуме держать да карасей кидать? Но ассистент Вася любил Степу достать из аквариума, погладить, и в какой-то момент Степа не выдержал и покусал Васю. У нас после этого было два варианта – либо Степу съесть, либо куда-то отдать, и мы отдали его в зоопарк.

– С одноклассниками общаетесь, они завидуют вашему успеху?
Петр Дранга (Petr Dranga)

– Я думаю, что здоровые люди реагируют на успех нормально. Как сказал Михалков, который еще цитировал кого-то: «Зависть – это скорбь по успеху других, а скорбящих нужно жалеть». Вот и все. Среди моих одноклассников и друзей я таких людей не находил. Одноклассник Лешка Манаенков, когда мне еще 11 лет было, говорил «везет дуракам», я уже тогда музыкой занимался с утра до вечера. В школе же я был абсолютно дезорганизованным, хулиганил безумно. Но что касалось любимого дела – этому я готов был посвящать 27 часов в сутки. Так и в работе, и в личной жизни: если я влюбляюсь, погружаюсь с га-а-ла-вой!

На какой музыкальный инструмент вы похожи в сексе?