Писатель Иванов меняет географа на картографа

Автор романа, по которому был снят нашумевший фильм «Географ глобус пропил», впервые побывал в Тюмени. За два дня визита Алексей успел пообщаться с читателями, посмотреть город и, главное, провести переговоры по своему новому проекту. Woman's Day побывал на творческой встрече с писателем и записал самые интересные его высказывания.

О писательстве

«Когда я осознал, что хочу быть писателем, классе в шестом, в сознании меня не было разницы между писателем и журналистом. Я решил выучиться на писателя в любом ближайшем вузе, где учат быть писателем. А перед этим я прочитал книгу «Беседы о журналистике». Там черным по белому было написано: если ты хочешь стать писателем, не ходи на факультет журналистики. Но я подумал, что я уж всяко умнее. Поступив на журфак УрГУ, через полгода я понял, что автор была совершенно права, и журналистика – это совершенно не то, к чему я стремился. В результате после второй сессии меня выгнали из университета. Я некоторое время околачивался в Екатеринбурге. Это уже были «лихие 90-е». Потом я снова поступил в Уральский университет, но теперь уже на факультет искусствоведения. То есть по образованию я искусствовед-культуролог.

Я очень много писал, тренировался, терпел неудачу за неудачей, но продолжал писать. Не то чтобы я такой герой с железной волей, я и плакал, и сам в себе разочаровывался, но, тем не менее, тащился и тащился, и в итоге пришел к более-менее приличному итогу.

«Общага-на-крови» – это не первый мой роман. Первым был фантастический роман «Корабли и Галактика». Он до сих пор издается и переиздается в столичных издательствах. Потом фантастика перестала быть мне интересной, и мне захотелось написать о реальной жизни. Я сам жил в общаге, потому и появилась «Общага-на-крови».

Роман «Псоглавцы» я написал под псевдонимом Алексей Маврин, потому что к тому времени у критики сложилось мнение, что писатель Иванов – краевед, «певец Перми», он бесконечно прославляет Пермь. Хотя из всех 8 моих романов только в одном действие происходит в Перми, и то на самой окраине, которая и городом-то не является. Но хрен оказался не лучше редьки: став Мавриным, я тотчас же обзавелся другим клише: молодой писатель Маврин, которого мы сейчас научим, как романы писать. Говорили, что тут сыро, там сюжет не сошелся… В общем, ситуация с псевдонимом мне никакой радости не принесла».

О «Тотальном диктанте»

«Когда мне организаторы «Тотального диктанта» предложили написать текст, я сразу же согласился, потому что, на мой взгляд, для писателя это большая честь. Потом началось «хождение по мукам». Я написал текст в соответствии с требованиями, и мы стали его дорабатывать: усложняли, упрощали, переделывали с филологами Новосибирского университета, разбирали буквально каждое предложение».