Трудно поверить: как живут женщины в странах третьего мира

Шведская журналистка Дженни Нордберг отправилась в Афганистан написать серию статей о жизни женщин в этой стране и столкнулась с дикими для наших дней явлениями. В афганской семье должен быть сын. Любой ценой. Даже если им придется стать девочке. Это норма.

— Женщины – это товар, который передается от отца к мужу. Афганка не может себе позволить почти ничего, в том числе и выйти на улицу без мужчины, заговорить с прохожим. Она будет женой того, кого выберут ей родители, и тогда, когда они захотят.

Тут становятся мамами в подростковом возрасте, ежедневно умирают при родах, стыдятся дочерей, клеймят позором тех, кто не способен подарить мужу сына.

Отправляясь в Кабул, журналист Дженни Нордберг не рассчитывала, что знакомство с афганкой-политиком Азитой откроет для нее совершенно другой мир с дикими для современного общества традициями.

В семье Азиты четыре дочери, но одна из них – сын. Это явление носит название «бача пош». Для многих афганок лжемальчики становятся спасением от позора и сплетен – самых сильных орудий общества, в котором не существует прав женщины. Если твоя репутация будет испорчена, не пожалеют даже родные, они же могут забить камнями…

Здесь в каждой школе есть одна-две девочки, переодетые в мальчиков. В будущем им предстоит стать настоящими женщинами, если их психика сможет адаптироваться к такой «смене пола». Подобная практика не фантастика, это норма, коллективная ложь во спасение, которая существует столетиями, но о ней не принято говорить вслух.

Книга Нордберг «Подпольные девочки Кабула» показывает не изнанку, а реальную жизнь женщин в одной из самых закрытых стран мира. Она неприятная, отталкивающая и местами нечеловеческая. Подобные вещи хочется забыть сразу после прочтения. Но это не сборник ужасов из разряда «как страшно жить», а другая, привычная другим людям реальность, окунувшись в которую заново осознаешь ценность простых, обыденных для тебя и невероятных для сотен тысяч женщин Афганистана вещей.

У нас есть свобода и мы сами как личности, а не как чья-то собственность.

«Подпольные девочки Кабула». Глава 4

Здесь заботятся о каждом изможденном, с запавшими глазами ребенке, внутрь приглашают каждую беременную женщину. Мужчины будут ждать снаружи, рядами рассевшись на скамьях вдоль желтой каменной стены на фоне заснеженных гор, в то время как в больнице решается судьба их семей. Большинство одето в типичную деревенскую одежду, состоящую из белых хлопчатобумажных брюк, кафтанов и закрученных тюрбанов, с открытыми сандалиями или пластиковыми тапочками-сланцами, даже в самую ледяную зиму.

Внутри же смуглые, раскрашенные хной руки стягивают с тел и лиц бурки, хиджабы и платки. Эти руки часто выглядят старше, чем лица под одеждой – лица с нежными щеками и глазами, еще не обведенными морщинами. Некоторые будущие матери сами лишь достигли подросткового возраста.

Каждые несколько часов старания какой-нибудь женщины родить сына завершаются здесь, внутри отделанной белым кафелем палаты, где три гинекологических кресла покрыты черными пластиковыми мешками. Младенец мужского пола – это победа, успех. Младенец женского пола – унижение, неудача.

Барановская написала книгу об Аршавине
Подробнее

Мальчик — бача, так называют ребенка-сына. Девочка — «другая», дохтар. Дочь. Женщину, которая возвращается домой с сыном, могут чествовать церемонией нашрах, во время которой играет музыка и возносятся молитвы. Гостей будут обильно кормить и поить. Новоиспеченной матери преподнесут подарки: дюжину кур или несколько фунтов сливочного масла, чтобы помочь ей кормить грудью своего маленького сына — пусть тот растет здоровым и сильным. Она получает более высокий статус среди женщин. Та, что способна рожать сыновей, — успешная, достойная зависти женщина; она — воплощение удачи и образа хорошей жены.

Если же рождается дочь, молодая мать нередко покидает родильное отделение в слезах. Она вернется в свою деревню с опущенной от стыда головой, и, возможно, ее станут высмеивать родственники и соседи. Ей могут несколько дней отказывать в пище. Муж может избить жену и выгнать из дому, ей придется спать вместе со скотиной в качестве наказания за то, что принесла в семью еще одно бремя – дочь.

А если у матери новорожденной уже есть несколько дочерей, над ее мужем станут потешаться как над слабаком, с которым отказывается сотрудничать природа, называя его мада пошт. Перевод: «тот, чья женщина родит только девочек».