Эксклюзив

«Приключениям Электроника» 35 лет: сценарий продолжения

На гонорары могли водить девушек в ресторан

Владимир Торсуев

Иногда нас спрашивают: «Хотели бы вы, чтобы ваши дети снимались в кино?» И я, как одесское радио, отвечаю вопросом на вопрос: «А вы хотели бы, чтобы ваши дети попали в сказку?» Только представьте: мы, 13-летние пацаны, попадаем в Одессу. Море, солнце, в школу можно не ходить и без родителей. А еще зарплата! Мы могли себе позволить 20-летних девушек пригласить в ресторан. Жизнь удалась! (Смеется.)

Юрий Торсуев

Это правда было круто. У нас началась новая жизнь. Мы уехали детьми, а вернулись взрослыми.

Владимир Торсуев

И тут случился облом: съемки закончились, деньги тоже, и снова в школу (смеется).

Юрий Торсуев

Мы приехали совершенно другими людьми. Поучаствовали в работе, поняли, что это такое. Работали по 14 часов! И при этом в команде, где каждый занимается своим делом и даже от грузчика зависит, получится что-то в итоге или нет. Понимание того, что команда – самое главное, осталось у нас на всю жизнь.

Владимир Торсуев

Кстати, киногруппа перед этим только закончила снимать «Д’Артаньяна и трех мушкетеров» и «Место встречи изменить нельзя». Рассказываю то, чего еще никто не знает: все детские голоса в «Месте встречи…» – это мы с Юрой. А вот в «Электронике» говорим чужими голосами, потому что наши начали ломаться. Когда шла озвучка, нам уже исполнилось по 14 лет.

Юрий Торсуев

К тому же на съемках мы переняли одесский говор, от которого потом целый год избавлялись. И хорошо, что героев озвучили профессионалы, Надежда Подъяпольская и Ирина Гришина. Большое им спасибо.

Владимир Торсуев

Нам посчастливилось работать с уникальными людьми. Так здорово было наблюдать за их экспромтами! Например, когда Евгений Весник придумал для своего героя походку, которую скопировал у Маршака. Или Владимир Басов со своими выкрутасами... А как Николай Караченцов взял и сложился в чемодан! Мы все поразились: я, мальчик, в него не помещался! А Караченцов смог! Мы же, наоборот, строго следовали сценарию. Всего пару раз я сказал режиссеру: «Константин Леонидович, ну не могу я в свои 12 лет так построить фразу!» «А как ты ее построишь?» «А вот так!» И говорил по-своему. Еще у нас был замечательный четвероногий актер – эрдельтерьер Чингиз, который играл электронную собаку Рэсси. И второй пес – овчарка Ян, с которой по сюжету ходили по замку охранники. Мы с ними дружили, выгуливали их.

Юрий Торсуев

Однажды в Вильнюсе мне на улице встретилась недружелюбная компания, и Ян так на них гавкнул, что все разбежались! Так что еще вопрос, кто кого выгуливал. А Чингиз – настоящий артист. Ему так нравилось сниматься в кино! «Мотор!» – и он работает. Кстати, мы заметили, что после выхода фильма появилась мода на эрдельтерьеров – их можно было встретить на каждом шагу. И чуть ли не половину звали Рэсси.