Звягинцев: «На «Оскар» поеду в смокинге, который ношу 7 лет»

Режиссер «Левиафана» Андрей Звягинцев рассказал, как готовится к самой престижной кинопремии и почему больше не собирается встречаться с российскими зрителями лично.

«Левиафан» Андрея Звягинцева уже получил много престижных наград: в прошлом году взял гран-при кинофестиваля в Лондоне и гран-при кинофестиваля в Мюнхене. Был признан лучшим зарубежным фильмом на кинопремии «Золотой глобус − 2015» и обеспечил Звягинцеву статус «Лучший режиссер» на премии «Золотой орел». А теперь картина номинирована на премию «Оскар» как лучший фильм на иностранном языке – церемония пройдет 22 февраля в Лос-Анджелесе. Среди номинантов также «Ида» (Польша), «Дикие истории» (Аргентина), «Мандарины» (Эстония) и «Тимбукту» (Мавритания).

О том, как режиссер готовится к поездке, и об отношении к критике мы поговорили с ним в Челябинске. Это была вторая вылазка режиссера к зрителям после премьеры в столице.

Об «Оскаре»

«Девятнадцатого числа вылетаю в Лос-Анджелес, чтобы двадцатого уже пройти аккредитацию на «Оскар». Тогда же мы будем давать пресс-конференцию – я и четыре режиссера, моих конкурента за премию «Лучшее иностранное кино», будем сидеть за одним столом. Обязательная форма одежды для «Оскара» – смокинг. Он у меня появился в 2007 году, когда понадобился для презентации моего фильма «Изгнание» в Каннах. Сам я его не покупал – его приобрел мой продюсер. У меня не было денег, чтобы купить костюм за несколько сотен тысяч долларов, для меня это дикость. Так и ходил в нем на все подобные мероприятия. Но, похоже, пора уже его поменять.

«Оскар» – это настолько масштабное событие, что к нему невозможно подготовиться. Ты едешь туда и понимаешь, что там будут все. Просто все. И Шарлиз Терон, и Джонни Депп, и Роберт Де Ниро… Поэтому невозможно сказать: «На премии «Оскар» я хотел бы увидеть такого-то». У меня уже был опыт подобных мероприятий: Каннский фестиваль, номинация на «Золотой глобус». Тогда, кстати, со мной произошел один случай: рядом со мной буквально на несколько секунд оказался зажат толпой Аль Пачино. Он держал за руку свою маленькую дочку, а его лицо было прямо рядом с моим. И эти несколько мучительных секунд я все думал, что же сказать ему? И когда он уже ушел, я наконец придумал, что ему сказать: «Вы изменили мою жизнь». Потому что, когда я, будучи актером, в 2002 году увидел игру Аль Пачино, я понял, что никогда не смогу играть так хорошо, как он. И стал думать, в каком направлении работать еще».

«Режиссером я стать никогда не мечтал – мечтал быть актером, для чего и сбежал в 16 лет из 9-го класса и поступил в театральное училище. Так и учился: днем – в училище, вечером – в вечерней школе. А потом поступил в ГИТИС, опять же на театральный. Так что не знаю, почему сейчас я здесь».