Звягинцев: «На «Оскар» поеду в смокинге, который ношу 7 лет»

О фильме «Левиафан»

«Сценарий фильма был написан в 2008 году, когда я узнал историю одного американца, который восстал против государства и разрушил трактором более 10 муниципальных зданий. Меня глубоко зацепила эта история. Я слышал мнения, что нам не нужны американские истории, что нужны истории про нашу действительность. На что я скажу: яблоко упало на голову Ньютона в Англии, а идея оказала воздействие на весь мир. Поэтому не важно, где падают яблоки. О символизме фильма не люблю говорить, скажу лишь, что Левиафан, как символ из сочинения Томаса Гоббса и как библейское чудовище, присутствует в фильме».

«Нынешняя аудитория слишком политизирована, поэтому критику воспринимает болезненно. Многие считают, что я плохо отношусь к церкви. Это не так. Церковь – это мы все, верующие люди, а не церковные иерархи. Клерикализм в нашей стране запрещен законодательно Конституцией. Говорить об этом сейчас не только можно, но и необходимо. Фраза «Власть от Бога» в фильме – это не мой посыл. Это посыл всему нашему народу от нашей ныне существующей власти, это ее интерпретация Библии.

В моем фильме положительного героя нет, потому что человек шире, чем положительный или отрицательный персонаж. Это только в социалистическом реализме человек превращался в плакат. По одной притче, Бог дал место всем вещам и только человеку сказал: «Ты всегда будешь искать свое место». Поэтому любой человек всю жизнь находится в состоянии становления. Сужать человека я не хочу».