Новые «А зори здесь тихие...»: откровения актеров

«Антенна» побывала на съемках кинокартины по повести Бориса Васильева о женщинах на войне.

Съемочная экспедиция фильма по книге Васильева «А зори здесь тихие...» завершилась в начале сентября в Карелии. 70 лет назад в этих местах шли настоящие бои. А в 1972-м в Карелии же снимал «А зори здесь тихие...» режиссер Станислав Ростоцкий. Этот фильм о гибели пяти девушек из взвода старшины Васкова стал одной из самых пронзительных лент о войне. Над новой экранизацией работают две крупнейшие киностудии: «Интерфест» и Star Media. Создатели картины уверены: большая часть современной молодежи не знакома с советским фильмом.

«Когда я рос, война была сакральным понятием для любого пацана, – рассказывает режиссер и один из продюсеров фильма Ренат Давлетьяров. – Все мальчишки играли в войну. И сейчас, когда я вижу отстреливающегося Васкова, всплывают эти детские воспоминания. Разговоры о том, что мы якобы делаем ремейк, – это скорее спекуляции журналистов, чтобы привлечь внимание читателей. Сегодня снимаются и новый «Экипаж», и новый «Тихий Дон». Американцы переснимают Хичкока. Смотришь «Идеальное убийство» и не понимаешь, что это ремейк знаменитой картины. Просто бывают хорошие фильмы, а бывают плохие.

В нашем кино по-другому будут показаны сцены из прошлого. У Ростоцкого они несколько романтичные, мы же делаем их максимально реалистичными. Есть некоторые расхождения в трактовках судеб девушек. Например, мне абсолютно ясно, что Бричкина, и это следует из текста Васильева, из раскулаченной семьи.

По-другому снят эпизод, в котором Васков берет немцев в плен. Он ведет их не в деревянный сруб, а в страшное ущелье, которое мы превратили в некое логово зверя. Я до сих пор не понимаю, что остановило автомат Васкова, когда он услышал по радио «Говорит Москва». Видимо, сработала ментальность советского человека: надо выпрямить спину и выполнить свой долг – привести пленных. Но я все детство мечтал, чтобы он в тот момент разрядил автомат. И мы даже обсуждали с актером такое развитие действия, но все же решили оставить героя верным долгу.

Для меня важно, чтобы в конце фильма возникало ощущение не горечи, а победы. Я убежден: несмотря на жертвы, наш герой победил. Немцев было шестнадцать, а наших всего пятеро, и это были женщины».