Русская правда: рестораны русской кухни

Все знают, что с хорошими ресторанами русской кухни в Москве не все в порядке: право называть себя русскими узурпировали заведения с кухней не столько русской, сколько советской. Но есть у нас и большие удачи, уверен Алекс Тропинин.

рестораны русской кухни в москве
рестораны русской кухни в москве

Первым, уже много лет тому назад, этот порочный круг попытался разрубить Андрей Деллос, но его великолепный «Пушкинъ» — выставка достижений народного хозяйства, предназначенных сугубо на экспорт. Эта еда музейного хранения, действительно предназначена сударям и сударыням из каких-то других, неведомым образом уцелевших миров.

Ресторан «Обломов», нежно любимый столичными сибаритами, изящно обошелся без Ъ на конце фамилии и даже не офранцузил ее ff-образно, однако не удержался и вставил Ъ в само слово «ресторан». Но это, пожалуй, единственный очевидный его недостаток. Не раз и не два отмечали мы тот особый — домашний и очень московский — уют, который удалось создать авторам «Обломова», и умение, сохраняя лицо заведения, корректировать меню в соответствии с меняющимися вкусами посетителей. Меню «Обломова» напоминает нынешний балетный репертуар Большого театра — Мариус Петипа (то есть селедка под шубой и телячий холодец) соседствует здесь с Джорджем Баланчиным (дюжина поджаренных тигровых креветок), Юрий Григорович (цезарь с цыпленком) — с Алексеем Ратманским (паштет из косули с малиново-кофейным соусом). Есть здесь место и краткости Джона Ноймайера — устрицы пус-ан-клер № 2, и продуманной дезорганизованности Кристофера Уилдона — взять хотя бы жареную спаржу с конфитными апельсинами и бадьяном.

«Обломов» как бы готовит нас к сеансу русской кухни, постепенно знакомя с могучим словарным запасом этого великого явления. Здесь есть и «взвар» (ну скажите — в каком еще языке мира возможна такая великолепная звукопись?), и уменьшительно-ласкательные суффиксы, словно запрыгивающие тебе в рот, — «грудка», «огурчики», «балычок». А это уже подготовка и к «борщецу», и к тому, чтобы поесть «щец», и, конечно, к «рюмочке», без которой русская трапеза бессмысленна и беспощадна.

«Обломов»,
1-й Монетчиковский пер., 5, т. 953 6828
«Обломов», 1-й Монетчиковский пер., 5, т. 953 6828
«Рюмка»,
Трехпрудный переулок, 10/2,
т. 650 5444
«Рюмка», Трехпрудный переулок, 10/2, т. 650 5444

Поэтому ресторан «Рюмка», разместившийся на первом этаже широко известного «Рыбного базара», без обиняков именует себя «русской водочной комнатой». Удачно притворяющийся аутентичным интерьер высокоуровнего московского трактира, обширное русское меню и неформальное обслуживание заслуженно снискали «комнате» славу у главных обитателей окрестностей Патриарших прудов — так называемых экспатов. Заглянем-ка в их тарелки: не биточки ли из щуки заказаны на закуску? Они! А что это рядом? Ах, это нежный холодец из телячьих голяшек, вот оно что... Кто следующий? Гороховый суп со свиной рулькой и бефстроганов. Водку и настойки, словно бы только что вынутые из безразмерных запасов Коробочки, здесь не меряют граммами — только аршинами и локтями. Таким образом, «Рюмка» вступает в спор с известным поэтом, заметившим как-то, что нашу Родину «аршином общим не измеришь», — еще как измеришь, надо только знать места!