Эксклюзив

Рут Озеки: «Лев Толстой – важный человек в моей жизни»

Землетрясение в Японии разрушило замысел книги

– Сколько в романе «Моя рыба будет жить» правды и вымысла?
Рут Озеки

– Это художественное произведение, основанное на реальных событиях: например, землетрясении в Японии, цунами. Многие факты из жизни героини Рут взяты из моей жизни. Муж Оливер тоже фигурирует в книге.

– Я слышал, что вы переписали книгу после того, как цунами обрушилось на Японию?
Рут Озеки

– Все верно. Это была большая трагедия для Японии: цунами, землетрясение, авария на атомной станции Фукусима. Настоящая катастрофа, после которой мир изменился. До нее была одна Япония. После – совсем другая. И чтобы двигаться в повествовании вперед, нужно было принять эти события. Они разрушили не только мир, но и мой художественный замысел.

– Вы так трогательно рассказываете о Японии, хотя родились и живете, как я понимаю, в США. Кем себя ощущаете?
Рут Озеки

– Меня вырастила мама-японка. Я много лет провела в Японии, работала на местном телевидении, в прессе. У меня там есть родственники, друзья. То есть связи очень сильные. Я – американка с сильным японским влиянием.

Какое место для отдыха просто создано для вас?
– Чем вам помогает буддизм?
Рут Озеки

– Очень сложно жить в согласии с самим собой. Дзен помогает мне в этом. Я начала заниматься медитацией серьезно в 1992 году в Америке. Занимались с учителем из Тибета. В 2001 году я перебралась на западное побережье и встретила учителя Нормана Фишера. Но корни этого увлечения гораздо глубже. Мои бабушка и дедушка увлекались дзен-буддизмом. Я знала о медитации и буддийских практиках с детства. И даже пробовала медитировать, кода была совсем маленькой. Так что я играю с этим всю свою жизнь.