Сергей Селин на съемках в Воронеже: о новых ролях, воспитании детей и пенсии

Про детей

Младшие Маша и Макар гиперактивные. Подрастают такие две маленькие обезьянки (в хорошем смысле слова). У них в двенадцать часов ночи только заканчиваются дела, которых не счесть. Надо и поплавать в бассейне, и поиграться в игрушки, и погонять на самокате. Мои дети живут по принципу: весь мир у них в кармане. Они никого не стесняются. Маша может запросто подойти к иностранцу и по-английски сказать: «Привет, я – Маша, а это мой братик Макар». Однажды, правда, дочку обидела одна из русских туристок в Болгарии. Машенька подошла к чужой женщине и взяла у нее одну черешенку. На что та ей грубо ответила: «Иди бери у своих родителей!». Хорошо, что такие люди редко встречаются. Все-таки щедрых и душевных больше. Я не понимаю, что значит баловать детей. Да, мы с Аней оба нестрогие родители, поэтому Маша и Макар у нас на ушах стоят. Я считаю, что это неплохо. Наши дети не знают, что такое угол. Их никогда не пугали ни милиционером, ни серым волком. Единственный сказочный персонаж, которого боятся Маша с Макаром, это Мойдодыр. Он, кстати, очень помог приучить малышей к чистоте и порядку. Правда, сейчас и Мойдодыр теряет свой авторитет.

У старшего сына небольшой бизнес. С марта этого года я решил платить сыну ежемесячную «стипендию». Сумму называть не хочу. Для Воронежа это большие деньги

Я сам в детстве был хулиганом. Попадал даже в комнату милиции. Мама, конечно, со мной намучалась. Мне повезло, что я вовремя успел заинтересоваться театром, оркестром и спортом. Занимался боксом, потом прыжками в воду, плаванием. Зимой гоняли клюшки, летом играли в футбол. У меня уже в подростковом возрасте не было времени на какие-то шалости. Постоянно был чем-то занят, даже на шахматы ходил. Я считаю, что обязательно нужно детей отдавать в различные кружки, чтобы двор ребятами не командовал. С сентября Маша с Макаром пойдут в детский сад и одновременно в специализированную школу, где изучают языки, танцуют, поют и т. д. Три раза в неделю будут ходить в школу, а два раза – в садик.

Мой старший сын Прохор (ему уже 27 лет) недавно женился. Дедушкой пока не стал, но надеюсь, что скоро появятся внуки. Молодожены над этим вопросом работают. Конечно, я помогаю старшему сыну. У него есть небольшой бизнес в Питере: занимается установкой автоматов с газировкой, которые оформлены в ретро-стиле. Дело это хлопотное и не очень прибыльное. Вот я и решил с марта этого года платить сыну ежемесячную «стипендию». Сумму называть не хочу. Для Воронежа это большие деньги. Пока они у меня есть, буду обеспечивать сына. Я же понимаю, что молодежь хочет жить не завтра, а именно сегодня и именно сейчас.