Скелетонист Третьяков не бреется перед стартом

Скелетонист Александр Третьяков выиграл четвертое золото для России. Как ему это удалось? Кто поддерживал его дома? И чем он планирует заняться, когда завершится спортивная карьера? Об этом он рассказал журналисту Woman’s Day.

– Александр, скелетон – достаточно специфический вид спорта, мягко говоря, не самый популярный. Как так получилось, что вы связали с ним свою жизнь?

– Дело в том, что в скелетоне я оказался случайно. Изначально записался в спортивную секцию по бобслею, который неплохо развивался в Красноярске, откуда я родом. Пробовал себя и в роли пилота, и разгоняющего. Потом оказалось, что для бобслея я слишком легкий. А там вес имеет большое значение для высокой скорости и мощного разгона. Тренеры предложили мне попробовать себя в скелетоне. Прокатился – очень понравилось! Помню, как захотелось тщательно изучить все нюансы этого вида спорта. А в состав сборной России я попал в 2003 году.

– Любите высокую скорость?

– Люблю, но гоняю теперь только на скелетоне. Когда было время, катался на сноуборде. Кстати, журналисты часто спрашивают про то, какой из меня водитель: на машине я езжу спокойно, не лихачу на дороге.

– Спортсмены не любят рассказывать про свои суеверия… А про вас я слышала, что вы во время соревнований не бреетесь! Это правда?

– Да, правда, у каждого свои заморочки. Кстати, у скелетонистов считается плохой приметой уронить шлем.

– Скелетон – опасный вид спорта. Не каждый решится лететь на сумасшедшей скорости головой вниз. Вы испытываете страх перед стартом?

– Когда уже столько лет занимаешься этим видом спорта, то все отработано до автоматизма, ничего не боишься. Выходишь на старт и думаешь только о трассе, о том, как ее побыстрее пройти. Здесь очень важно суметь собраться в психологическом плане: сосредоточиться, настроиться на свою попытку. Кроме того, это я уже понял с опытом, нужно стараться не обращать внимания на то, что происходит вокруг, особенно не надо думать, что кому-то из твоих соперников удалось очень быстро проехать.