Интервью

Тутта Ларсен: «Нужно подчиняться мужчине!»

У меня идеальный муж!

Дети ждут братика или сестренку?
Тутта Ларсен

Ну, как ждут… Они не очень представляют, что это будет: маленький ребенок, который займет большую часть маминого времени… Старший Лука забыл, а Марфа еще и не знает.

Как вы готовите их к этому?
Тутта Ларсен

Я, честно говоря, особо их не напрягаю этим. Нет, они очень любят подойти послушать, как там малыш пинается, пищат от восторга, разговаривают с ним: «Привет, малыш! Приходи поскорей!» Мы говорим о нас как о семье, где трое детей. Дети делят, с кем ребенок будет жить в комнате… Вот и вся подготовка. Я не вижу смысла их вовлекать, говорить: «Вот, ты мне будешь помогать менять памперсы», «А ты теперь всегда будешь по утрам гулять с собакой, потому что я не смогу»… Они же не виноваты, что у нас будет еще один ребенок. Моя подруга Алла Довлатова, у которой трое детей, очень умную вещь сказала: «Когда у меня появлялись младшие дети, я все больше и больше внимания уделяла старшим». Я считаю, это правильно. Я видела, как тяжело Луке далось появление Марфы. Он страшный собственник, очень ревнивый, на себе сконцентрированный ребенок. Его прямо физически ломало и крючило. Луке надо было ходить за мной хвостиком, держаться за руку, все время меня касаться, чтобы почувствовать: «Мама – моя». Его вовлечь в уход за ребенком, конечно, было невозможно. Как справились с ревностью? Любовью, вниманием, терпением… Мне кажется, что у Марфы это все пройдет гораздо проще, она даже, может, будет помогать: все-таки девочка, причем девочка самодостаточная, земная, прочно стоит на ногах.

Вам этим летом исполняется 41 год. А старшего Луку вы родили, когда вам было чуть за 30. Моей подруге сейчас столько же, а она боится, что так и не встретит любимого и не родит ребенка…
Тутта Ларсен

Наша общая женская проблема в том, что мы строим планы на будущее, никак не соотносясь с нашим женским предназначением. Нас учат, что надо хорошо учиться, получить нормальную профессию, стать достойным членом общества, самореализоваться. Но никто не говорит, что это невозможно без семьи. Что женщина, у которой нет мужа и детей, никогда в жизни не будет самодостаточной, не сможет почувствовать себя счастливой и успешной до конца. Меня мама не научила, как быть женой и матерью. Не потому что она была плохой матерью, просто это было не принято – передавать такого рода опыт. Детей тогда сдавали в ясли в два года – и все, папа с мамой на работе! Мне пришлось учиться самой, делая ошибки и набивая шишки. А сейчас все возвращается к достаточно патриархальным формам взаимоотношений в семье. По крайней мере, по своей семье я понимаю: чем мы ближе к домострою, тем нам лучше. Не в смысле, что муж бьет жену и детей, а в том смысле, что муж – глава семьи, и жена, дети – его забота, ответственность, но в то же время они ему подчинены. Для меня подчиняться мужчине поначалу было страшно. Жуткая ломка и адский труд! А сейчас я понимаю, насколько это плодотворно, ресурсно, правильно. Потому что когда я переложила груз ответственности на мужчину, оказалось, что это был такой тяжкий груз! И без него так хорошо!

А ваш муж никогда не ревновал вас к детям? Не требовал больше вашего внимания?
Тутта Ларсен

Во-первых, я считаю, что у мамы с папой должны быть личное пространство и своя жизнь. Например, стараюсь раз в год отдыхать с мужем вдвоем. Два раза в год мы отдыхаем с детьми, один раз – обязательно вдвоем. И не могу сказать, что вся моя жизнь крутится вокруг детей. Во-вторых, у меня идеальный муж: у него не бывает ревности ни к моей профессии, ни к детям, ни к друзьям, ни даже к вниманию других мужчин. Он настолько глубокий и кристально порядочный человек, что для него ревность – равно недоверие, а это неприлично и невозможно. Я сама, на самом деле, достаточно ревнивая женщина. Валера – красивый мужик, и когда на него смотрят другие женщины или он с кем-то переписывается в социальной сети, я могу в полушутку покочевряжиться, вознегодовать. И он искренне обижается, потому что для него унизительно, что его в чем-то подозревают!