Вера Сотникова рассказала, за что любит «Битву экстрасенсов»

О сыне

«Мой сын мне сказал как-то: «Мама, никогда ничего обо мне больше не рассказывай». У него другая фамилия – Никольский. И он безумно этому рад, потому что создается впечатление, что все девчонки, которые с ним начинают дружить, встречаются с ним из-за меня. А я говорю: «Сынок, ну что я сделаю… Не рассказывай им обо мне». Он хочет жить своей жизнью, и мне кажется, я ему немножечко мешаю, так как закрываю собой. А ему хочется, чтобы его любили не за то, что он сын Веры Сотниковой.

Я очень люблю своего сына, считаю, что я очень хорошая мать, но очень плохой педагог. Детей нужно воспитывать, а я просто очень люблю».

Об экстремальной ситуации

«Мы были на Карибах с Ренатом Давлетьяровым, катались на скутерах. И вот выезжаем в открытое море. Нас предупредили, чтобы были осторожнее, там кораллы. Вдруг, когда нам нужно было поворачивать в наш отель, мы попали в какую-то зону, где нас начало «колбасить» и заворачивать на волнах. Я понимаю, что несет к берегу, где эти кораллы. У меня срабатывает рефлекс, я начинаю тормозить, хотя понимаю, что этого делать нельзя. Тем не менее скутер останавливается, меня переворачивает… И за считаные секунды у меня в голове возникает картинка, как на меня летит скутер, я лечу на эти кораллы, и нужно срочно что-то сделать, буквально за мгновения. Я каким-то чудом еле-еле успеваю сделать движение и оказываюсь на скутере… До сих пор не знаю, как у меня это получилось, но вот девиз в голове крутился и тогда, и сейчас: «Сталинград так просто не сдается».

Об отрицательных ролях

«Было предложение еще в 80-е годы сыграть ведьму. Я отказалась, потому что четко знаю, как только сказали слово – он тут же появляется. Поэтому кто не верит, кто не боится – пусть играет. Мне это не нужно».

О роли мечты

«У меня есть роль, которую я совершенно точно хочу сыграть. Это завершит некий этап, цикл чеховский. Я уже играла Машу в «Трех сестрах», Елену Андреевну в «Дяде Ване», Аркадию в «Чайке». Остался лишь «Вишневый сад».

О работе в театре

«Я сейчас не числюсь ни в каком театре, потому что ненавижу слово «распределение», когда вывешивают список «ваша роль такая-то». А вы меня спросили, хочу я или не хочу? В театре нужно подчиняться. И у меня никогда не было страха уйти из одного театра в другой, я кочевала и ничего от этого не потеряла, я сыграла лучший репертуар мира. Если же сидеть в одном репертуарном театре, то так можно доиграться и до зайчиков».