Эксклюзив

Ведущая «Ревизорро»: «Как и Зорро, я верю, что добро побеждает зло»

«Лена у нас сегодня на метле!»

– Что делать, если плохо обслуживают?
Лена Летучая (Lena Letychaya)

– За столом, где вы сидите, грязно? Попросите убрать. Вам грубят? В блюде таракан? Звоните в Роспотребнадзор. В каждом ресторане должен быть уголок потребителя с номерами нужных телефонов. Почему в заведениях боятся давать книгу жалоб? Потому что ее читают сотрудники Роспотребнадзора. Пишите заявление. Каждое обращение потребителя является поводом для того, чтобы в ресторан пришла проверка. А еще можете писать мне, на сайт в книгу жалоб: откуда вы, в каком заведении с вами что произошло. Съемка «Ревизорро» формируется на основе книги жалоб.

– А вдруг так: поспоришь с официантом из-за грязной скатерти, а он тебе со злости на кухне в тарелку-то и плюнет?
Лена Летучая (Lena Letychaya)

– Думаю, что, вероятнее всего, подойдут, вытрут со стола и скажут: «Простите, мы не успели, у нас много гостей»… Почему, когда речь заходит обо мне, все говорят только о плохих проверках? Очень много ресторанов, гостиниц, которые я хвалю, клею наклейки. Если я в чем-то не уверена, устраиваю повторную проверку. Предвзято я ни к кому не отношусь. Даже если в ресторане был скандал, но заведение хорошее – в зале чисто, еда хорошая, на кухне (несмотря на борьбу и даже драку) полный порядок, я клею наклейку. В Самаре я, например, проверила два ресторана одной сети. Вот и общепит! Прекраснейшая управляющая – ходила со мной, обезоруживала меня своей улыбкой, соглашалась со всеми недостатками и обещала их исправить… Я не скандальный человек. Меня из себя сложно вывести, но если это кому-то удается, тогда держитесь! Как говорит продюсер, «Лена у нас сегодня на метле!».

– Вы ведь не только на метле можете летать, но, как и Зорро, превосходно ездите верхом.
Лена Летучая (Lena Letychaya)

– Да, я обожаю лошадей! Когда я приезжаю со съемок, уставшая, измотанная, еду в конюшню, поговорю с лошадью, поглажу ее – и я уже счастливый человек.

– Вы ведь еще и на горных лыжах катаетесь, и с парашютом прыгать умеете. Неужели ничего не боитесь?
Лена Летучая (Lena Letychaya)

– Я спортивный и активный человек. Но страхи есть. Чтобы их преодолеть, я и пошла в горы, в самолет. И в школу верховой езды. Туда я поступила в тридцать один, и за год научилась переходить в галоп, рысь. Будь у меня больше времени, одолела бы и конкур… Тридцать пять – это не двадцать пять, нельзя лежать на диване и ничего не делать, чтобы быть красивой и привлекательной, нужно заниматься собой – физически и морально. Когда я встала на лыжи, у меня была паника, не понимала, как можно с такой высоты ехать на двух деревяшках. Но поборола свой страх. Когда прыгала с парашютом, от ужаса несколько секунд не могла дышать. Я люблю преодоление, это еще один шажок – с самому себе. В детстве у меня было много комплексов. Например, я стеснялась общаться с людьми. Мне было страшно спросить у прохожего, который час. Даже зная дорогу, спрашивала у людей, куда идти, спрашивала, который час, – перебарывала страх.

– Как же вы, такая хрупкая, не боитесь тех, кто во время проверки вступает с вами в драку?
Лена Летучая (Lena Letychaya)

– Вы имеете в виду Анапу, где не так давно в ресторане до крови избили операторов, когда разбили аппаратуру? Мы практически уже завершили съемку, все нормально со мной общались, и вдруг вбежал управляющий и начал драться. Тогда, чтобы спасти материал, я схватила свою камеру, которую били о кафельный пол, а взрослые женщины-поварихи выворачивали мне руки. Я держалась как железная леди – как и обычно в кадре. Но потом, когда уже было написано заявление в полицию, у меня случилась истерика. Даже сейчас тяжело это вспоминать. Жуткая ситуация. Будут наказаны эти люди, возбуждено уголовное дело.

– Зачем же вы выбрали такую опасную профессию?
Лена Летучая (Lena Letychaya)

– Я рада, что работаю в журналистике, которая может что-то менять. Твоя жизнь во вселенной – лишь маленькая песчинка. И если ты в силах повернуть к лучшему жизнь хотя бы одного человека, то ты живешь не зря. Когда я слышу искреннюю благодарность от людей, понимаю, что работаю не напрасно. Когда мне пишут: «Мы вас так любим!», мне это очень приятно… А чувство справедливости у меня с детства. В школе я нередко была белой вороной, потому что всегда имела свое мнение. Никогда не шла с толпой. И сейчас, если у меня мнение обратное, и я уверена, что оно правильное, – буду стоять одна. У меня бойцовский дух. Родители со мной не сюсюкали, не говорили, как все своим дочкам: «Ты у нас самая красивая». То, что я привлекательна, узнала, когда окончила школу.