Интервью

Виктор Комаров из Stand Up: сначала парень всегда клюет на внешность

Родного человека сложно рассмешить

Как родители и жена относятся к вашей работе?
Виктор Комаров

Они мне честно говорят, какие шутки им нравятся, а какие нет. Человека, который тебя знает с детства, рассмешить гораздо сложнее, чем того, который видит тебя в первый раз. Когда знают все твои оплошности, то удивить сложно.

Как стимулируете себя, чтобы написать новый монолог?
Виктор Комаров

Надо просто садиться и писать. Есть хорошая книга Джулии Кэмерон «для начинающего творца» – «Путь художника». Там мне нравится одно упражнение: нужно каждое утро писать три страницы текста – все, что приходит в голову. Даже если нет мыслей. В такие моменты так и пишешь: «У меня нет мыслей». И рано или поздно начнут приходить идеи. Пользуюсь этой механикой – и пишу-пишу-пишу.

Были ли какие-то шутки, которые не показывали в эфире ТНТ?
Виктор Комаров

У каждого комика в Stand Up есть свое время в эфире, и, конечно, самые слабые шутки убирают. Но обычно мы делаем цельные монологи, которые не режутся.

А есть темы для шуток, которых вы стараетесь не касаться?
Виктор Комаров

Например, пошутить про Путина сложно, потому что он не дает повода. Какой был за ним сильный косяк? Я не помню. Про религию в негативном ключе мало кто юморит. У меня однажды была легкая шутка, когда увидел, что монахини выходили из «гелендвагена»: «В такие моменты начинаешь верить в Бога». А если смотреть, например, американский Stand Up, там над религией комики смеются очень жестко: «Вы реально верите в какого-то мужика на небе?». У нас, может быть, следующее поколение так сможет шутить, но сейчас – нет… Я, например, всегда ношу крестик. Моя мама очень верующая – крестила меня в детстве. Считаю: пока все хорошо, надо продолжать делать все так, как делал раньше. А у меня в течение 29 лет все хорошо, и все это время я ношу крестик. Возможно, все прекрасно вовсе не из-за крестика. Но кто его знает? Пусть лучше он будет.

Stand Up, воскресенье, 22.00, ТНТ