Фото

«Война и мир», новая версия: инцест Курагиных и блондинка Наташа

17 недель британская киногруппа провела в Латвии, в том числе в Риге. Съемки проходили в лесах и дворцах, среди которых Рундальский – резиденция Бирона, фаворита императрицы Анны Иоанновны.

В литовской столице Вильнюсе, где сохранилось много зданий в стиле русского ампира, снимали сцены, действие которых происходило как в Москве, так и в других европейских городах.

Площадкой деревенских эпизодов стал литовский городок Румшишкес со своими старинными ветряными мельницами и старыми храмами.

Батальные сцены снимали тоже в Литве, а русских солдат в них играли местные статисты.

«Война и мир»: 5 экранизаций культового романа
Подробнее

Чтобы создать ощущение масштабности поля боя и показать высоту неба над Аустерлицем, впервые на британском телевидении для съемок использовали дроны. Кроме того, весь основной актерский состав проходил военную подготовку по образцу начала XIX века. Военный консультант обучал их стрельбе из мушкета, ударам штыка и другим премудростям.

– Во время батальных сцен случались забавные моменты, – вспоминает Джеймс Нортон (Андрей Болконский). – В эпизоде, где мой герой возвращает в бой отступающие войска, я бежал со знаменем и кричал: «Ребята, вперед! Ура!» Но вдруг древко знамени треснуло прямо у меня в руках. Пришлось делать еще один дубль.

Кстати, у Джеймса Нортона есть традиция. Каждый раз, когда он подписывает контракт на участие в очередном проекте, Джеймс добивается, чтобы его отец снимался в нем в роли статиста. На этот раз Хью досталась роль русского крестьянина, хотя он, конечно, мечтал сыграть дворянина.

Генерала Кутузова в сериале играет Брайан Кокс.

– Это выдающийся человек, военный гений. Из-за ранения у него не было одного глаза, – рассказывает актер. – Гримеры более часа каждый раз работали со мной. И после того, как мне накладывали грим, я уже не мог вынуть искусственный глаз, через который ничего не видел, и вынужден был ходить так до окончания съемочного дня.

Лили Джеймс вспоминает конные прогулки в специальном дамском кресле с ужасом:

– Уроки езды были очень болезненны – на ногах появлялись волдыри. К тому же, сидя боком, невозможно было контролировать лошадь. Особенно пугала перспектива соскользнуть с седла. Тогда бы я просто болталась сбоку, а лошадь продолжала скакать.