Мерил Стрип: актриса-легенда

Мерил Стрип никогда не считала себя красивой — такой ее считают все вокруг. Она никогда не интересовалась модой — и сыграла влиятельную фигуру в модном мире. Сейчас мы расскажем подробнее о самой великой актрисе нашего времени.

Трудно в это поверить, но Мерил Стрип, о которой многие говорят как о лучшей актрисе современности, совсем не считает себя трудоголиком: «Я могу работать и отдыхать, сколько захочется, и я крайне недисциплинированна» – признается актриса.

Недавно Мерил Стрип сыграла в картине «Дьявол носит Prada». В этом фильме Сртп играет настоящую стерву, главного редактора глянцевого журнала; в этой роли у Стрип немало фраз, одна желчней другой: «Детали вашей некомпетентности мне не интересны»; «Докучайте вашими вопросами другим»; «У вас нет чувства стиля. Нет, нет, это не вопрос». Реплики, произнесенные Мерил Стрип, наверняка будут цитировать годами.

Миранда Пристли (так зовут героиню Стрип) — не совсем человек. Она сверхчеловек, супербосс, который витает в слишком высоких сферах, чтобы обращать внимание на людей, находящихся рядом. Собственно, она и есть тот самый «дьявол», каким хотел ее видеть режиссер картины...

Но Стрип решила по-другому: «Я хотела сыграть человеческое существо, такое же противоречивое, как и мы все. Я думаю, что она требовательна, в высшей степени дисциплинированна, ответственна и амбициозна и не считает нужным тратить время на всякие милые церемонности, которые делают работу веселой и приятной. Поэтому она не так мила, как многие женщины. Миранде нужно превосходство на каждом уровне, а это не так уж просто. По сравнению со знакомыми мне людьми Миранда себя ведет великолепно. Она почти дипломат, если сравнивать с некоторыми очень влиятельными людьми в нашем бизнесе. Я знаю, что книга основана на точке зрения ассистентки на Анну Винтур, но мне было неинтересно копировать Винтур, тем более я ничего о ней не знаю. Куда забавнее было сыграть сверхначальницу такой, какой я ее сама себе представляю ».

«За исключением фильма «Смерть ей к лицу», — замечает актриса, — в кино я всегда играла реалистичных персонажей. Это прямо противоположно тому, чему меня учили в театре в Йеле, где практиковали брехтовскую отстраненную манеру игры. В театре было неважно, что нет никакого сходства с поведением реальных людей. Реальное поведение — это что-то, что любой может изобразить. Меня не учили методу Станиславского. И для меня никогда не было проблемой играть людей, совершенно на меня не похожих...» – продолжает актриса.

Тем забавнее тот факт, что два года назад на Московском кинофестивале Стрип получила приз им. Станиславского «Верю» за виртуозное владением методом, которому ее не учили.

Итак, Миранда абсолютно не похожа на Мерил, но в одном у них есть общее — во внимательном отношении к одежде. Впрочем, в случае с Мерил Стрип правильнее было бы сказать «к костюму».

«Я известная заноза в заднице для любого дизайнера по костюмам, потому что у меня всегда много идей по поводу того, как должны выглядеть мои персонажи. Я не следую моде и не разбираюсь в трендах!» – смеется Мерил, рассказывая о своем отношении к моде.

Стрип всегда прикладывает массу сил для погружения в роль. Она прекрасно поет, в 12 лет родители отправили ее учиться оперному пению.

В свое время Стрип страстно хотела сыграть роль Эвиты. «Я пою лучше Мадонны, — заявляла она тогда. — Если она получит эту роль, я разорву ей глотку». К счастью, свою угрозу актриса не выполнила, однако несколькими годами позже увела у Мадонны другую роль, в подзабытой уже «Музыке сердца» Уэса Крейвена. Восемь недель подряд шесть часов ежедневно она училась играть на скрипке, чтобы чувствовать себя уверенно в роли преподавательницы скрипичного мастерства.

Учиться и слушать — это то, что Мерил всегда советует молодым актрисам на своих мастер-классах. И еще — не бояться казаться некрасивой. Ведь карьера у роскошной натуральной блондинки Стрип могла бы сложиться совсем иначе, если бы она сознательно не направила ее в интеллектуальное русло.

Мерил Стрип: «Для актрисы зацикленность на внешнем виде — самая ужасная ловушка. Мне очень помогло когда-то, что я научилась отделять свои образы от себя. Наверное, так случилось, потому что я никогда не верила в собственную красоту. А теперь, когда пересматриваю свои старые фильмы, я думаю: «И что было ее проблемой?» Но я чувствовала себя характерной актрисой, такая я и сейчас».

Еще маленькой девочкой Мерил садилась перед зеркалом и рисовала на лице морщинки — ей так хотелось казаться старушкой! Сейчас Стрип признается, что всегда чувствовала себя на сорок, и когда ей действительно исполнилось сорок, появилось наконец чувство комфорта: ее тело пришло в гармонию с образом мыслей. Сорокалетней она осталась и сейчас: актриса почти не изменилась за последние годы, без помощи всяких пластических операций она остается своего рода эталоном красивой зрелой женщины.

Мерил Стрип не просто красива — она икона кино, живая легенда. «У Мерил есть удивительная особенность, которую я так и не разгадал, хотя видели ее все, — сказал ее друг Джек Николсон. — Это улыбка Джоконды, ее тайна». «Мерил стала настоящим феноменом, подобно Гарбо, — подтверждает режиссер Майк Николс. — Такое случается раз на поколение».

В начале своей карьеры Стрип получила письмо от другой голливудской легенды, Бэтт Дэвис, которая смогла разглядеть в ней свою последовательницу и главную актрису нового поколения. Ее ожидания оправдались с лихвой: сейчас Стрип принадлежит мировой рекорд по количеству номинаций на «Оскара» — у нее их тринадцать, и две из них обернулись настоящими «Оскарами».

«Оскары» много значат, — говорит Стрип. — Когда ты получаешь «Оскара», твой фильм, скорее всего, посмотрят вдвое больше зрителей. Я волнуюсь каждый раз, когда получаю номинацию. Вы не поверите, но я не считала и не помню, сколько их у меня. Знаю, что достаточно. Но я хотела бы еще одну, потому что у меня осталась еще одна дочка, которая не была на церемонии. Она хотела бы пойти и посмотреть на звезд, на настоящих звезд».

Семейная жизнь Мерил Стрип, долгая и счастливая, полная противоположность короткому и трагичному роману с актером Джоном Казале, с которым она была помолвлена в середине семидесятых. Казале успел сняться всего в пяти фильмах, но все они вошли в золотой фонд мирового кино. Это две части «Крестного отца» и «Разговор» Копполы, «Собачий полдень» Люмета и «Охотник на оленей» Чимино, где он сыграл вместе со Стрип, но в то время актер уже медленно умирал от рака.

Со скульптором Доном Гаммером они женаты уже около тридцати лет. У них взрослые дети — три дочери (15, 20 и 23 лет) и один сын — ему уже 28. А еще в их доме живет собака, которая странным образом ладит с двумя кошками, а последние каким-то чудом еще не слопали рыбок в аквариуме.

«Быть матерью, — шутит Стрип, — это когда все вокруг любят домашних животных, но кошачий туалет приходится убирать тебе».

О своем муже актриса говорит мало, но не потому, что скрытна, а потому что его ужасно раздражает упоминание в контексте «муж Мерил Стрип». Его можно понять, все-таки он и сам — человек искусства. Зато секретом семейного долголетия актриса делится с улыбкой: «Это добрая воля, готовность идти на компромиссы и заткнуться — раз и навсегда. Нет такой инструкции, следуя которой можно было бы сохранить брак, это всегда вопрос переговоров. По большому счету мне нужна и работа, и крепкие любовные узы. Не могу представить, чтобы я пожертвовала одним ради другого».