Я и мой дед. Волгоградцы рассказывают о своих героических предках

Бессмертный полк, день победы, вечная слава
Бессмертный полк, день победы, вечная слава

«Когда деда спрашивали, где было труднее всего, он говорил: «В Сталинграде»

Сергеева Мария, дизайнер:

– Мой дед Мельников Федор Иванович воевал за наше и свое будущее. Когда началась война, один за другим уходили мужики на фронт. Бригадир Федор Мельников не рад был механизаторской брони. Но в военкомате не принимали во внимание его аргументы. После трех попыток уйти добровольцем на фронт прадеду не удалось. На фронт дед убежал сам, не дождавшись положенного призыва в армию. Упрямого 17-летнего паренька взяли-таки добровольцем.

Вскоре новобранцев 174-я стрелковой дивизии, едва освоивших азы воинской науки, бросили на Харьков. Там командир пулеметного отделения «Максим» Федор Мельников принял свое первое боевое крещение. Не повезло: осколок разорвавшейся мины пронзил ногу.

В госпитале решение медиков было жестким: ампутация. «Не дам!» – взвился он. И быть бы ему без ноги, если бы не случайная встреча со знакомым хирургом. В память о студенческой дружбе хирург взялся сотворить чудо: собрал ногу по кусочкам. Из воспоминаний деда:

«Наркоз?» – сказал врач.

«Нет!» – проговорил я.

«Не выдержишь».

«Выдержу! Дайте десяток пробок резиновых, которыми пузырьки с лекарствами затыкаете».

Заложил между зубами по пробке с каждой стороны, кивнул – давайте! Шесть резинок от боли перекусил, пока операция длилась. Выдержал! А после выздоровления снова на фронт.

Мой дед закончил обучение в Сталинградском танковом училище и после ускоренного обучения – через 2,5 месяца – закончил училище в звании младшего сержанта.

Из воспоминаний деда: «В начале 1942 года наша 85-я отдельная танковая бригада формировалась в Красноармейске. Мы не знали и даже предположить себе не могли, что в этом же незабываемом сорок втором вернемся в Сталинград…

К этому времени противник занял уже Котельниково, миновал Абганерово, подходил к Калачу. Километрах в трех от Калача был слабый мост, в этом месте фашисты начали наводить понтонную переправу. Наши танкисты, побывавшие в Сталинграде, получили срочный приказ разбить вражескую переправу. В ближайшей балке завязался у нас бой. Нам удалось на четверо суток задержать передвижение врага в сторону Сталинграда. Переправлявшиеся фашистские части занимали оборону, и нам приходилось все труднее, потому что подкрепление не подходило. В неравном бою наша бригада потеряла три машины, разбила переправу, а немцы потеряли восемь танков. Это для них был большой урон.

Впереди нас ждали жаркие бои в Сталинграде. Снег, грязь, кровь, месиво из металла, тел и чего-то еще лежало на нашем пути. Мы сутками не выходили из своих боевых машин. В разогретых машинах, при полном обмундировании мы изнывали от завшивленности: не случайно всегда, когда меня спрашивают, где труднее всего было, я говорю: «В Сталинграде». Все горело и плавилось, рушилось и перекрывало собой подступы к захваченным фашистами объектам».

В битве за Севастополь дед чуть не погиб. Сапун-гора – место, где ему суждено было погибнуть в тяжелейшем танковом сражении. От прямого попадания снаряда «Т-34» содрогнулся, словно живой, и затих... Экипаж погиб. После боя изувеченных до неузнаваемости танкистов собрали по кусочкам, чтобы похоронить как героев. В степной хуторок полетела похоронка... Тогда трудно было предположить, что в железном «гробу» под номером «137» мог кто-то уцелеть, выбраться наружу и остаться живым. А ведь именно так и случилось. Контуженого прадеда подобрали санитары из соседней части и отправили в Бахчисарайский госпиталь, а оттуда – в Левадию. Он ничего не помнил, не говорил, не слышал...

«Федя!» – только и могла вымолвить мать, увидев на пороге дома уже оплаканного и мысленно похороненного сына. Но даже материнские слезы не смогли растопить холод молчания, в который был погружен контуженый солдат. Вскоре матери пришло приглашение получить награду за сына. Орден «Красной Звезды» – посмертно. После войны на этом месте, где полегла геройски рота, был поставлен памятник, где на постаменте стоит его боевой танк и выбита его фамилия (т. к. он считался погибшим).

После излечения дед воевал в Польше на Сандомирском плацдарме в составе 3-й Ударной Армии генерала Кузнецова 1-го Белорусского фронта. Брал Варшаву, форсировал р. Одер. Брал Рейхстаг, на стене которого собственноручно расписался. Праздник победы отмечали у Бранденбургских ворот. В ноябре 1945 года был деформирован в г. Челябинск, где проработал до 1954 года. В июле этого года приехал в Котельниково.

Его боевая машина громила врага от Волги до Одера. Полученные им награды указывают на фронтовые пути-дороги, которыми он шел к победе: «За оборону Сталинграда», «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа», «За оборону Берлина», «За взятие Варшавы». А закончил войну дед с орденом «Красной звезды» и медалью «За отвагу».

Бессмертный полк, день победы, вечная слава
Бессмертный полк, день победы, вечная слава

«С собой на фронт 19-летняя Маргарита взяла красивое платье, пластинки и патефон»

Сиволобова Наталия Эросовна, 66 лет, пенсионер, председатель первичной ветеранской организации Центрального р-на г. Волгограда:

– Моя мама, Лобковская Маргарита Георгиевна (в девичестве Пьянкова), 1923 года рождения, окончила в 1939 г. школу в г. Молотове (ныне Пермь) и в 1940 году, после смерти отца, переехала в г. Сталинград к родственникам.

Когда немец напал на город, она добровольно вступила в ряды Красной Армии. К тому времени уже поступило разрешение Сталина брать женщин на фронт.

Как она рассказывала, к военкомату, где собрались несколько девушек-добровольцев, подъехал возница, взял документы, посадил их на телегу и повез в расположение полка. С собой на фронт 19-летняя Маргарита (к тому времени она окончила Пермское хореографическое училище по классу бального танца) взяла красивое платье, пластинки и патефон. Так она попала на службу в 214-й артиллерийский полк 38-й стрелковой дивизии, которая впоследствии была переименована в 73-ю Гвардейскую Краснознаменную Сталинградско-Дунайскую дивизию в качестве красноармейца-связиста. По прибытию в полк девушки робко сидели на телеге, а бойцы с нескрываемым интересом рассматривали девчат и отпускали смешливые реплики. В это время из блиндажа вышел командир полка Гани Беккинович Сафиулин. Приказал подготовить девушкам жилье и все необходимые бытовые помещения в виде землянок. Полк в то время располагался среди Калмыцких степей вблизи Сталинграда. На гладкой степной равнине некуда было спрятаться. Полк входил в состав 64-й армии, которая наступала на врагов с юга. Работа связистками для молодых девушек была трудной. В любую погоду приходилось тянуть провод с тяжелой катушкой за спиной. Бойцы нежно, с любовью относились к девушкам. Оберегали их и всячески пытались облегчить их тяжелые фронтовые будни.

Однажды зимой (где-то в декабре 1942 г.) при передислокации из одного пункта в другой полк сбился с пути и вышел на другую позицию. Нужно было срочно оправить донесение командира в штаб. Маргарита вызвалась добровольно выполнить задание. Ей дали конверт, коня, и она верхом отправилась в степь, но по пути была обнаружена врагом, который открыл по ней огонь. Маргарита быстро спешилась и положила коня на снег, а сама спряталась за ним. В степи немцы стреляли по любому движению на горизонте, поэтому Маргарите пришлось лежать на снегу до наступления темноты. Она обморозила лицо, руки и ноги. Ноги после суток лежания на морозе у нее болели всю жизнь, сколько я ее помнила. Ночью она продолжила путь и доставила конверт в штаб. За выполнение этого задания она была представлена к государственной награде.

В Сталинградской битве во время наступления полк брал Лысую гору в черте города. В ночь перед наступлением в расположение полка подошли зачехленные машины. Возле них поставили вооруженную охрану и никого к ним не подпускали. На рассвете машины расчехлили, и по команде они открыли огонь с таким громом, свистом и мощью, какого раньше не видел и не слышал никто. Это были первые знаменитые советские «Катюши». Закончив обстрел, они быстро зачехлились и уехали, чтобы враг их не засек. Потом в наступление пошла пехота, за пехотой потянули связь связисты. Так как бой шел за высоту, то потерь среди наших было много. Маргарита тянула связь следом за пехотой, мимо погибших бойцов. Видимо, их сразил пулемет во время атаки, так как они лежали ногами вперед, а лица смотрели в синее небо. Было страшно и холодно. Но война есть война, и красивого в ней мало. Тем не менее, Сталинградская битва в конечном итоге завершилась нашей победой. Абсолютно все не просто радовались, а ликовали.

После пленения генерала Паулюса полки объезжал маршал Константин Константинович Рокоссовский. Он благодарил бойцов за службу, поздравлял с победой и разгромом немцев под Сталинградом, а молодежи вручал комсомольские билеты. Этот комсомольский билет и по сей день хранится в нашей семье, как самая дорогая реликвия, датированная вручением 2 февраля 1943 года.

После торжественного построения в полку были накрыты праздничные столы. Сел отобедать и маршал Рокоссовский. Командир полка попросил: «Риточка, станцуй для всех. Пожалуйста». Девушка побежала к себе, достала из вещевого мешка довоенное крепдешиновое платье, тапочки-балетки и впервые танцевала для всего полка. Как будто и не было этой страшной холодной войны. Так завершилась Сталинградская битва для 19-летней девушки-связистки.

Жизнь и война разбросала бойцов 214-го артиллерийского полка по всему Советскому Союзу, но несколько раз все, кто мог, собирались на Лысой горе в Сталинграде. Приезжал с г. Юрга командир Иван Григорьевич Баташов и ныне живущий в Волгограде командир Квита Михаил Григорьевич, начальник политотдела полка Замастьян Иван Андреевич. А на родине командира полка в Татарстане существует музей героя Гани Беккиновича Сафиулина. И школьники, юные Сафиулинцы, пишут письма однополчанам их героя, командира Г. Б. Сафиулина.

Слава им и огромная благодарность от всех ветеранов полка! Полка, в котором сражались все национальности нашей страны.

«Прадед погиб как герой в Сталинградской битве»

Туманова Елена, маркетолог:

– Мой прадед Туманов Павел Николаевич 1903 г. р. родился в г. Иваново. В 1930 г. командирован в г. Гаврилов-Посад Ивановской области редактором районной газеты «Колхозный край». В Великой Отечественной войне участвовал с первых дней.

На фронт ушел добровольцем. Воевал на подступах к Сталинграду, носил звания политрука 482-го стрелкового полка, 131-й стрелковой дивизии 62-й Армии под командованием Василия Ивановича Чуйкова. Погиб прадед 27 июля 1942 года в начале Сталинградской битвы под Калачом в ходе боев на правом берегу Дона. Похоронен в братской могиле в городе Калач. 9 сентября 1942 года приказом по Юго-Восточному фронту Туманов Павел Николаевич награжден орденом «Красного Знамени» посмертно.

Длительное время место его захоронения было неизвестно. Мой дед решил эту задачу, после окончания техникума специально поехав на работу в те места, где воевал его отец. В архивах были найдены сведения о герое нашей семьи. Фамилия моего прадеда выбита на памятной стене у Вечного огня в г. Калач-на-Дону. Каждый год 9 Мая для нашей семьи – это не день поездки на дачу или на шашлыки. В этот день мы едем в Калач, преклоняем головы и колени перед Стеной Славы и чтим память наших героев.