Жаклин Кеннеди: та самая первая леди

В секретной службе США за каждой первой леди страны был закреплен свой оперативный псевдоним. Элеонору Рузвельт звали Cтранницей, Бетти Форд — Передником, Нэнси Рейган — Радугой, Барбару Буш — Спокойствием. Жаклин Кеннеди звали «Кружевом».

Кружево была дамой таинственной и скрытной. Она ненавидела давать интервью. За что и получила от репортеров сполна. Одним из главных поводов для суждений и обсуждений были ее появления на публике. Точнее, наряды, в которых Жаклин появлялась...

Газетчики вникали в мельчайшие подробности — от формы шляпки до цвета чулок. Ее покупки в магазинах становились достоянием общественности на следующий же день. В публикациях прессы было много правды и еще больше неправды. Имел ли место случай, когда в универмаге Bergdorf Goodman Жаклин купила сразу 35 пар туфель? И тратила ли она вместе со своей свекровью Роуз порядка $30 000 в год на наряды в парижских бутиках? Сама Жаклин сказала, что потратить так много денег можно, лишь покупая нижнее белье из соболя.

Жаклин, бесспорно, любила роскошь. И никогда не походила на жен техасских миллионеров. Она знала, когда нужно остановиться. Больше всего на свете Жаклин боялась выглядеть разодетой, поэтому основу ее гардероба времен Белого дома составляли простые платья-рубашки, А-образные пальто и вечерние платья-«колонны». На церемонию инаугурации своего мужа Жаклин надела пальто из простого сукна от Олега Кассини с крошечным воротником из соболя и прихватила муфту тон в тон.

В модном смысле Жаклин Кеннеди была франкофилом: в глубине парижских ателье Balmain, Gres, Chanel, Givenchy и Balenciaga были спрятаны манекены, выполненные по ее меркам. Кеннеди была постоянной клиенткой Givenchy и Balenciaga. Правда, до поры до времени...

Хотела она того или нет, Жаклин была вовлечена в большую политику, а страстная привязанность к французскому стилю считалась ее самым уязвимым местом. Республиканцы тут же воспользовались этой слабостью. «Мне нравятся американские дизайнеры, — не преминула заявить Пат Никсон, жена главного политического конкурента Джона Кеннеди Ричарда Никсона. — По-моему, они лучшие в мире. Почти всю одежду я покупаю в вашингтонских магазинах».

Помимо яростного выступления Пат Никсон, у Жаклин нашлись и другие причины в срочном порядке пересмотреть свой гардероб. Значительную поддержку президентской кампании Джона Кеннеди — средствами и голосами — оказал американский Ladies' Garment Workers' Union — профсоюз швейников и текстильщиков. Обратного пути уже не было...

Застигнутая врасплох, Жаклин все же не растерялась и позволила себе пойти на хитрость. Она и в самом деле стала носить одежду американских дизайнеров — Stella Sloat, Ben Zuckerman, Norman Norell и Oleg Cassini. Однако большинство вещей, сшитых ими для Жаклин, являлись точными копиями нарядов ее любимых парижских дизайнеров. Ходили упорные слухи, что Кеннеди получала вещи Givenchy по почте, спарывала с них лейблы и пришивала бирки с именем ее «придворного» Олега Кассини.

Жаклин Кеннеди никогда не считали диктатором стиля, потому что в ее стиле не было ничего революционного. В моду она привнесла разве что свою знаменитою шляпку-таблетку. Эта шляпка стала символом Жаклин Кеннеди. Происхождение удивительного аксессуара так и осталось тайной. В прессе упомянуто, что Halston скопировал ее для Жаклин со шляпы, которую голливудский дизайнер Adrian сделал для Греты Гарбо в 1932 году. Утверждалось, что Halston примерял шляпку на себе, потому что голова Джеки была такой большой. Из других источников следует, что продавщица Bergdorf Goodman как-то принесла в номер отеля Waldorf Astoria, где остановилась Жаклин, коробку с беретами. Единственное, что подошло тогда Жаклин, — кепка Christian Dior, надетая козырьком назад.

И все же Кеннеди сделала невозможное: она научила рядовых американок европейской элегантности и утонченности. Другой американской «иконе стиля» — Мэрилин Монро — это было не под силу: ей самой этой утонченности явно недоставало.