Видео

Отец Фриске снял побои, а Шепелев записал новое обращение

Казалось бы, после того, как Дмитрий и Владимир Борисович поделили в суде опеку над маленьким Платоном, между двумя близкими людьми Жанны установится худой, но мир. Напомним, Шепелев настаивал, чтобы встречи родственников с мальчиком проходили раз в полгода на его территории, но родителям певицы члены комиссии разрешили видеться с внуком несколько раз в месяц там, где они захотят. Считай, договорились. Но конфликт, кажется, только усилился и перерос в итоге совсем уже в некрасивую ситуацию.

Эта история уже перестала быть даже приличной. И на самом деле все тут хороши: отец Жанны Фриске, даже с поправкой на горе и плохие отношения с зятем, ведет себя слишком агрессивно, раздавая характеристики Шепелеву в различных интервью. Дмитрий тоже, уж простите, не выглядит беззащитным страдальцем. Мужчины могли бы заключить холодное перемирие ради ребенка, но вместо этого – драка, которая произошла прямо на глазах мальчика.

Фото: 
Фото: 

Владимир Борисович: несмотря на суд, нам не дают встречаться с внуком

Шепелев тут сыграл на опережение и впервые за много месяцев выступил с комментарием практически сразу после инцидента.

«Нападавших было около 6 человек, большая из них часть – представители кавказской национальности. Этих людей сопровождал отец Жанны. Целью этих людей было нанести физические увечья мне. И самое главное и суровое – они хотели похитить ребенка. Пострадал мой охранник, несущественно пострадал я. Самое главное, что с ребенком все в порядке. Я считаю необходимым сделать это заявление, поскольку ситуация вышла из-под контроля», – рассказал сайту «Комсомольская правда» Шепелев.

Родители Фриске и Шепелев поделили опеку над Платоном
Подробнее

Дмитрий написал в полицию заявление о нанесении ему побоев и попытке отобрать сына. В это время 63-летний Владимир Борисович зафиксировал увечья в клинической больнице № 36 в Измайлове.

«После комиссии в опеке мы с женой Ольгой хотели увидеть внука, ведь нам разрешили, – рассказал нашему корреспонденту Владимир Борисович. — Но Дима два дня не брал трубку. Первый день мы с женой четыре часа сидели в машине во дворе его дома, думали, вдруг он появится. Во второй день я был со своим водителем. Тогда все и случилось. Никаких кавказцев не было там. На видео могли случайно попасть дворники и рабочие. Но я их не знаю. В общем, 7 декабря я увидел Диму с Платошей и побежал к нему. Но мне дорогу преградили его амбалы. Я не хотел делать ничего плохого, у нас есть рекомендации из опеки. Я не делал ничего незаконного. А мне начали заламывать руки. Я пытался вырваться, а мне дали по голове и ноге. Еще я повредил палец на левой руке».

Жанна Фриске: «Цените каждый час своей жизни»
Подробнее

Кроме того, рядом с правым виском у Владимира Борисовича также имеется синяк. У мужчины большая шишка на голове, и выглядит он, мягко говоря, не очень хорошо. Также у Фриске болит левая нога, он хромает.

Сначала Владимир Фриске в сопровождении дочери Наташи и ее мужа Сергея Вшивкова приехал в травмпункт № 36 в Новокосино. Оттуда врачи отправили в больницу № 36 в Измайлово, предупредив, что, возможно, понадобится госпитализация. Там Владимиру Фриске сделали томографию головного мозга.

«Папа в итоге отказался от госпитализации, хотя ему предлагали, – рассказала Woman’s Day Наташа Фриске. — Дома ему будет лучше. Я только прилетела с отдыха, а тут такое… Шепелев теперь всем рассказывает, что его охранник в больнице. Я просто в шоке».

Дмитрий Шепелев: ребенок повторяет, что боится дедушку

Но и на этом конфликт не закончился: Дмитрий опубликовал новое видеообращение, в котором настаивает, что просто защищает сына.

«Мне бы хотелось начать с того, что мне крайне неприятно и очень стыдно, что семейные разногласия и интимные дрязги становятся достоянием общественности. Я предпочел бы оставаться в тихом трауре, скоро полгода как нет Жанны, но меня лишили этой возможности, втягивая в бессмысленный публичный стыдный скандал, унижающий в первую очередь саму Жанну. Мое обращение – экстренная мера. Организованное Владимиром Фриске нападение на меня и нашего с Жанной сына выходит за рамки дозволенного и законного. Моему ребенку угрожает опасность. Как отец и человек, который несет ответственность за малыша, я встревожен психическим состоянием сына, который стал свидетелем этой чудовищной драки, организованной Владимиром и пятью его сообщниками. То, что произошло, стало сильнейшим потрясением для Платона, потому что на глазах у ребенка на лестничной клетке ломали пальцы моему охраннику, сломали нос, бесконечно матерились, орали. Сегодня было необходимо вызвать детского психолога, невропатолога для того, чтобы тот осмотрел малыша. Потому что это вызвало у него истерику, он повторяет, что боится дедушку. Я считаю, это нельзя оставить это безнаказанным. Так не ходят на встречу с внуком», – говорит Дмитрий в обращении, которое опубликовано на портале Super.ru.

На чужом горе: Фриске, Гайдулян и другие жертвы мошенников
Подробнее

Дальше Шепелев повторяет, что обеспокоен психологическим состоянием Владимира Фриске, и выражает беспокойство, что отец Жанны в прямом смысле потерял голову от горя и нуждается в помощи специалистов.

«Я неоднократно обращался к представителям органов опеки, к практикующим психологам, психиатрам, которые единогласно говорили, что Владимиру нужна помощь и необходимо лечение. После одной из встреч, которые были, Платон вернулся домой крайне возбужденный, он долго не мог уснуть, а перед этим за ужином его рвало. Как отец, я не могу позволить, чтобы такое повторилось вновь. Я никогда не препятствовал общению родственников Жанны с ребенком, я не имею на это никакого морального права, они неоднократно встречались и проводили время вместе. Но сейчас я вынужден обратиться в правоохранительные органы с просьбой вмешаться и обеспечить безопасность моего сына и проконтролировать законность всего происходящего».

Органы, несомненно, проконтролируют и вынесут какое-то решение, которое одна из сторон снова обжалует. Разорвать этот замкнутый круг нужно кому-то из участников конфликта. Тут, как говорится, кому-то надо быть умнее.